Доверие

Вот так день за днём учишься доверию… Учишься доверять этому миру и мужчинам в нём. Учишься жить, веря в то, что всё происходящее всегда безусловно правильно, что этот мир любит меня, заботится обо мне, даёт мне самое лучшее. Учишься доверять мужчине. Доверять его силе, доверяться его мудрости, принимать его решения. Учишься отдаваться целиком, тотально, не телом — всей своей сутью. Учишься отпускать себя в любовь словно в свободное парение в океане без берегов — или в небе без дна. Доверяя, доверяясь, растворяя в доверии страх упасть, утонуть, разбиться. Учишься — и вот уже, казалось, всё получилось. Уже паришь как птица, ни за что не цепляясь, просто раскинув крылья в несущем тебя потоке. 

А потом — вдруг. Нет, моей боли, моей открытой раны даже не коснулись. В её сторону даже не протянули руку. Всего лишь сделали жест, намёк — и всё. И — сложив крылья, стремительным камнем падаешь вниз. И — из безрассудной птицы превращаешься в свирепого огнедышащего дракона, убивающего всё живое на своём пути. Хотя — нет. В затравленного раненного волчонка, забившегося в угол, и готового биться за свою жизнь, не выбирая средств. Отчаянного и отчаявшегося, обезумевшего от страха, не разбирающего своих и чужих, с пульсирующим ужасом ожидания боли, кровавой дымкой, мутной пеленой  застилающим глаза и рассудок…

Как исцелить эту боль? Откуда она взялась? Я всё равно найду способ заживить эту рану. 

Новое восхождение по пути доверия… Обнажаясь в своей уязвимости, раскрывая ладони и душу. Глубоко дышать. Доверять. Жить.  


Уже второй раз за последние пару недель всплывает эпизод из прошлой жизни. Если в прошлый раз это была тета-сессия и всё можно было списать на моё больное воображение, то теперь этот же самый эпизод передо мной разыграли заместители в расстановках, которые слыхом про него не слыхивали, да и расстановки-то были вообще не про это — как и почему их туда вынесло? Глубочайшая родовая травма, боль, страх. Мать, убивающая своего измождённого голодом и болезнями сына из соображений высшего гуманизма. Сын, убивающий свою мать — ради того, чтобы спасти свою жизнь. Боль, ничем не искупаемая вина, разорванная ниточка любви, отвержение, самообвинение, самонаказание, предательство, смерть, отчаяние, деньги и их отсутствие — всё это сплетено в один тугой клубок, всё это тянется из поколения в поколение… Пусть оно уже распутается, сколько можно-то?… 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *