О радости, любви и языке суахили

Сегодня со мной случилась неожиданная мысль. О том, что с радостью — это так же как и с любовью. Если внутри своей любви мало, то постоянно ищешь её вовне. Так вот и с радостью та же история! Бесконечная гонка за новыми впечатлениями — это попытка компенсировать дефицит внутренней радости внешним калейдоскопом событий. Потому что когда начинаешь слышать тонкую мелодию, звучащую в глубине собственной души, весь этот внешний хаос становится ненужным. Радость находится сама собой абсолютно во всём. В общем, мне кажется, что меня в очередной раз замедлили и углубили. Я потихоньку становлюсь интровертом, да?..

Ещё очень хочется написать о чём-то таком… очень глубоком и личном… только оно никак не может сформулироваться до конца. Что-то о том, что я очень счастлива в своей «уникальной разновидности любви».  Чем меньше остаётся страхов, тем более странной и уникальной она становится, и тем более счастливой я чувствую себя в ней, позволяя ей быть именно такой. 

Каждый человек это уникальная разновидность любви, которую он несет в этот мир. Но его страхи мешают этой любви проявиться, видоизменяют ее, порой превращая в «не-любовь», в гнев, в ненависть, в любые другие проявления «зла». Принимая свои страхи и удовлетворяя порождающие их потребности, мы начинаем проявлять в мир свою любовь, свою уникальную любовь. (c) О.К.

А ещё вот такая странная метафора пришла, и путь она тоже будет здесь. Допустим, живёт человек, и родной язык у него — какой-нибудь суахили, но, поскольку он привык считать, что язык это редкий и никому не понятный, то он на нём и не говорит, а говорит на том, на котором говорит окружающее большинство. А рядом есть другой человек, и родной язык его тоже суахили, но он тоже привык считать, что язык это редкий и никому не понятный, и тоже на нём и не говорит, а говорит на том, на котором говорит окружающее большинство. И ведь можно так всю жизнь и проговорить друг с другом на этом чужом, не родном языке. Потому что для узнавания надо, чтобы хотя бы кто-то один первым сказал хоть одно словечко на том самом суахили. А делать это бессмысленно, если привык считать, что язык это редкий и никому не понятный…

Кажется, этот странный абзац — мой способ сказать «спасибо» тому, кто — по неведомым мне причинам — однажды неожиданно сказал мне «привет» на моём родном языке…

 

О радости, любви и языке суахили: 1 комментарий

  1. У русских людей есть для этих целей неопределенный артикль «бля». Именно по нему я узнавал «своих» и на Средиземноморском Кипре, и в далёкой Североамериканской Канаде 😉

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *