«Бойся, я с тобой»

Вот уже семь лет я изо всех сил пытаюсь разжечь в себе огонёк жизни, вернуть настоящее, глубинную любвь к жизни, ту, которая была у меня раньше, вернуть тотальное доверие миру, которое было у меня раньше, вернуть способность доверять мужчинам.

Говорят: внешнее — отражение внутреннего. Говорят: если в твоей картине мира нет зла, оно с тобой и не случится — ты просто не сможешь его притянуть. Говорят: когда безгранично доверяешь миру, он заботится о тебе и даёт тебе всё самое лучшее. 

На фоне всего этого для меня вот уже семь лет остаётся загадкой: и как же тогда в моей жизни случилось моё роковое замужество?

Вся моя жизнь чётко поделена на ДО и ПОСЛЕ. ДО — я была баловнем жизни, всё сбывалось, всё осуществлялось, все беды, большие и малые обходили меня стороной, даже если неприятности и случались, то я к ним умудрялась относиться настолько легкомысленно, превращая их в весёлую игру, что они очень быстро рассеивались от моего весёлого смеха и неистощимого оптимизма. В моей картине мира не было зла, оно просто не существовало: родители умудрились вырастить меня как-то так, что я умела абсолютно ничего не превращать в проблему — и оно и не становилось проблемой. Я открывала любую дверь даже без тени подсознательного страха, что что-то может пойти не так — просто потому что я не знала, что в этой жизни вообще бывает, что что-то когда-то идет не так. В мою палитру забыли добавить тёмные краски, и я рисовала свою реальность только светлыми и яркими. 

Как случилось так, что ко мне ВОТ ТАКОЙ — притянулся ОН, совсем не такой? Как случилось так, что больше года у меня хватало сил удерживать границы и не впускать его в свою жизнь, а потом силы словно начали потихоньку иссякать и он всё-таки вполз в неё тяжёлым тёмным ядовитым облаком? Но даже не смотря на это ещё пять лет мне хватало ресурса на то, чтобы жить ПО-СВОЕМУ, даже на фоне вот этой грозовой тучи сиять яркой радугой, быть успешной во всех сферах жизни, неистощимо жизнерадостной — и ещё и с ним делиться этим всем. Качество его жизни за эти пять лет выросло с абсолютного нуля «на старте» и до яркой успешности. Пять лет моей энергии хватало на обоих — чтобы жизнь крутилась на высоком уровне изобилия. Пять лет я регулярно делала отчаянные попытки осовбодить свою жизнь от него — в те моменты когда он явно показывал свой страшный волчий оскал. Пять лет он снова и снова возращался в мою жизнь… 

Как так вышло? Первое, что он сделал — подружился с моим сыном. Разве человек, который «так любит детей» может быть злом? 

«Ты сама виновата в том ,что происходит в твоей жизни!» — ведь так нам говорят? Да, виновата. В том, что безгранично доверяла миру и верила, что в моей жизни может случаться только хорошее, что мир меня любит, что вообще не подозревала о существовании в мире обмана, корысти, поиска выгод, жила с сердцем и ладонями, открытыми навстречу Вселенной — и купалась в её щедрости, принимая всё приходящее с восторгом и радостью. Не подозревая, не допуская даже в подсознании, что один из её подарков может оказаться «ядовитым». 

«Яд замедленного действия», который незаметно, медленно, постепенно подтачивает силы, и в какой-то момент, которого и не замечаешь, их становится меньше той «линии НЗ», которая необходима, чтобы защитить себя. В этот момент игра переходит в другую фазу — активного уничтожения. 


Партитура для жестокого романса

Независимо от нюансов деструктивный сценарий одинаков и состоит из следующих этапов.

Круг первый. Разведка. Цель: «кастинг» на роль жертвы, сбор информации, выявление ее интересов и ценностей. На этом этапе хищник делает окончательный выбор и подбирает тактику для Обольщения.

Круг второй. Обольщение. Цель: вызывание сильной привязанности (любви, доверия) и эмоциональной зависимости.

Круг третий. Пробы пера. Малозаметные для жертвы проверки, насколько хорошо она охмурена. Цель: определение готовности «клиента» к Ледяному душу – этапу, утверждающему власть хищника.

Круг четвертый. Ледяной душ. Первая явная жестокая выходка, шокирующая жертву и заставляющая ее сильно страдать. Цель: продемонстрировать, кто в доме хозяин, испугать жертву, внушить ей чувство вины, вызвать желание искупить ее, вынудить плясать под свою дудку.

Круг пятый. Закручивание гаек. Чередование Оттепелей и Ледяных душей. Цель: удержание жертвы на условиях хищника и постепенный слом ее личности.

Круг шестой. Соковыжималка. Безжалостная всесторонняя эксплуатация жертвы. Цель: максимально возможный «отжор» ресурсов.

Круг седьмой. Утилизация. Избавление от «отработанного материала» – жертвы, потерявшей ресурсность. Цель – переход на новые «пастбища».

Круг восьмой. Генеральная уборка. Цель: сохранение или восстановление в глазах общественности собственного безупречного (или хотя бы сносного) имиджа.

Круг девятый. Пляска на костях. Разнообразная и изощренная месть, преследование (сталкинг), травля. Используется, если жертва проявила непокорность, перешла в наступление, или же просто для развлечения хищника. Цель: усмирить «болтливую», «неадекватную» и «обнаглевшую» жертву, дискредитировать ее, уничтожить морально, а иногда – и физически, в том числе и подтолкнув к самоубийству.

Круг десятый. На бис. Цель: возвращение жертвы, восстановившей ресурсность после Утилизации. И (или) возвращение жертвы, которая сбежала раньше этапа Утилизации и еще достаточно ресурсна. На бис исполняется для подтверждения агрессором своей власти над жертвой.

Из книги  «Бойся, я с тобой. Страшная книга о роковых и неотразимых». Автор Таня Танк. 


Я прожила все эти десять кругов, правда, девятый и десятый были поменяны местами. Всё в целом — с начала и до завершения — это заняло 15 лет моей жизни. 

«Круг девятый» я описывала вот тут .


Наша, «нормальных» людей, беда – в том, что мы отрицаем существование опасных людей или же считаем, что слухи об их жертвах и разрушениях сильно преувеличены. То есть мы беспечны. И это наша первая ошибка.

Вторая состоит в том, что мы истолковываем намерения и мотивы других людей, исходя из своих представлений о добре и зле. Мы упорно отказываемся верить в то, что подлые, некрасивые и даже чудовищные поступки совершаются вовсе не из благих побуждений, не во имя великой любви, верной дружбы и прочих высоких чувств, как нам внушают агрессоры (кстати, часто в унисон им «поет» и общественное мнение!), а диктуются их ненавистью и завистью.

Мы почему-то до последнего готовы выступать их адвокатами и считать Печорина – остро чувствующим, но не понятым косным обществом «лишним человеком», виконта де Вальмона – распутником, раскаявшимся под влиянием высоконравственной женщины, Долохова – дерзким, эпатажным, но все же не бессердечным. (Как же! Ведь он же обронил как-то, что любит старушку-мать и горбатую сестру. А раз сказал – значит, и правда любит!)

Мало того, мы считаем жертвами вовсе не тех, кого обидели эти люди, а их самих! Ведь они перенесли столько душевных травм, их отвергали родители, предавали женщины и друзья… То есть мы слепы.

Третья наша ошибка (и, пожалуй, вина) – в том, что мы совсем мало сочувствуем жертвам хищников. Или даже не сочувствуем вовсе. Почему-то эти люди вызывают у нас как минимум легкое презрение. Мы посмеиваемся над «наивностью» княжны Мери («нафантазировала себе какую-то любовь!»), многолетним терпением Галины Зиловой («не нужно было позволять вытирать об себя ноги»), «простотой» и доверчивостью Ларисы Огудаловой, «слабоволием» Дмитрия Санина. Мы считаем, что Долохов преподал Николаю Ростову хоть и жестокий, но отличный жизненный урок («не будет в карты играть!»), а Печорин – поставил на место «посредственность» Грушницкого. Выходит так, что мы находим тысячу объяснений и оправданий поведению агрессора, а жертву припечатываем фразами типа «ты сама во всем виновата», «кем надо быть, чтобы такое терпеть» и «разве можно было быть такой наивной?». То есть мы отчасти жестоки.

Из книги  «Бойся, я с тобой. Страшная книга о роковых и неотразимых». Автор Таня Танк. 


Прошло 7 лет после того, как весь этот ад завершился. Но я до сих пор так и чувствую своё «я сама виновата во всём, что случается в моей жизни». 

Я благодарна тому психологу, которая встретилась мне случайно, помогала мне во время суда, помогала восстановиться моему ребёнку, в рамках этого всего пожелала встретиться с НИМ — посмотреть. Предложила ему пройти какие-то тесты, долго с ним беседовала, а потом позвонила и сказала: «Ты понимаешь, что он — настоящий психопат? Не как «обзывательство», а как диагноз?». Я благодарна Ане с Димой, которые год назад работали со мной целый «Фиолетовый», помогая мне понять, что в данной ситуации я не «сама виновата», а — настоящая жертва психологического насилия, и это — не стыдно (но чувство «стыдно быть жертвой» никуда не ушло, нет…). Год назад я впервые рассказала вслух о том, что со мной происходило. Рассказывать трудно. Потому что бОльшая часть не понимает, как «умная хорошая благополучная девочка могла вляпаться в такое и не заметить этого» — осуждает и презирает за глупость и слабость. 

А самое главное — я стала бояться жить. Потому что в тот раз всё это случилось на фоне абсолютно ясного синего неба. Вдруг, «само собой», непонятно как. На фоне моего безграничного доверия Миру. На фоне абсолютно ясной картины Мира, лишённой ожиданий «зла». На фоне отсутстия страха. То есть вся эта «чистота сознания» — вовсе даже не защита, не страховка, не гарантия, что это не повторится. Значит, такое может случиться снова, в любой момент, непредсказуемо. 

К счастью, я не дошла до суицида, хотя и была на грани. Я умерла не физически, а изнутри. Та яркая искра жизни, которая всю жизнь была во мне ДО — погасла, и я старательно всеми способами пытаюсь разжечь её снова, и у меня не получается. Я сторонюсь мужчин, потому что понимаю, что они не обязаны расхлёбывать последствия моего Армагедона. Потому что понимаю, что мало что способна им дать. Потому что моя душа стала выжженной пустыней, и как бы я ни старалась оживить её, страх сильнее. Потому что я их боюсь. 

Каждый день – новый путь к Голгофе. 
Для чего теперь это нужно? 
Валидол, сигареты, кофе…
Не хочу просыпаться утром. 

Нету сил ни жить, ни бороться. 
Рухнул мир и сгорел дотла. 
Взорвалось и погасло солнце. 
Для чего я еще жива? 

Стала жизнь неподъемным камнем. 
Засыпая, опять просила: 
Пусть вовек не наступит завтра – 
На него не осталось силы.

02.04.05

Иногда я устаю бороться за выживание, за оживание — и мне хочется умереть. Просто потому что я устала выгребать… 

Иногда я снова цепляюсь за любые возможности и начинаю раздувать огонёк жизни внутри себя, учиться заново доверять, учиться заново любить, учиться безоглядно радоваться жизни — так, как я умела всё это раньше.

Я читаю книгу   «Бойся, я с тобой» — и плачу. Потому что она — про меня и мою «счастливую» семейную жизнь. 

«Мама, не вини себя» — сказал мне мой сын, когда ему было восемь лет, когда он проживал весь этот непосильный для восьмилетнего ребёнка треш, а я молила его о прощении. «Ты всё сделала правильно. Ведь если бы ты выбрала не его, а кого-то другого, то родился бы не я, а кто-то другой. Я благодарен тебе за то, что я — есть. А дальше — мы справимся». 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *