Суррогат радости

Пока я не знала, не видела, не чувствовала своего «свободного ребёнка», жить было несравнимо проще. У меня уже есть целая куча наработанных способов добывания «суррогата радости», того, что даёт волшебное чувство лёгкости и эйфории, отключенных мозгов, скольжения в потоке… Вот только теперь у меня ощущение, что, разбирая завалы хлама в своей душе, я добралась до какого-то темного подземелья, в потолке которого — стекляное окно, и через это стекло на меня смотрит тот самый «свободный ребёнок». Который нифига не свободный, а затравленный запретами. Которого заперли туда сразу, чуть ли ни с самого рождения, велев мне сразу быть взрослой, серьезной и ответственной. Который, оказывается, всё ещё жив. И смотрит на меня широко распахнутыми огромными серыми глазами. И я не могу притвориться, что его нет. Хочу — но не могу.

Проще, намного проще «хапнуть» очередную дозу эйфории, «суррогата радости», чем вызволять малышку и учить её играть и смеяться. Я знаю множество внешних источников радости и беззаботности: влюблённость, секс, путешествия, новые люди, новые события — всё, что закручивает калейдоскоп эмоций, подхватывающих меня своим вихрем и уносящих в танец радости. Это как опьянение. Это то состояние детской непосредстевнности, любопытства, шкодности, эмоциональности, которое моим внутренним критиком распознаётся как «глупое», «стыдное», «запрещенное». Которое я не могу позволить себе сама. И поэтому ищу внешний источник, допинг, чтобы оно случилось «само» — а я ни при чём, не виноватая. Мне есть чего ответить «критику»: я не знаю, как так получилось, как-то само затянуло! Именно поэтому со мной в жизни «само» случается куча всякой фигни — это состояние полёта так нужно организму, что он не способен устоять перед соблазном. И там уже всё равно во что ввязываться, главное — ощущение, состояние. Спустя время оно развеевается — и упс! — я обнаруживаю себя замужем, или в чужой стране, или в чужой постели или ещё где-нибудь. Это всегда как пробуждение. «Что это было,  как я тут оказалась и кто эти люди вокруг меня?!» 

А тем временем мой собственный источник радости и беззаботности, мой «свободный ребёнок», томится где-то там взаперти… И я не знаю, как вызволить его оттуда. Я бешусь от бессилия. И… так хочется снова пойти привычным путём. Сбежать. Не идти туда, в глубину. Не осовбождать детку от кучи запретов. Не идти в новый заплыв работы над собой. Просто сбежать… 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *