ALL YOU NEED IS LOVE

В то время, как в мире потихоньку нарастает истерия по поводу эпидемии коронавируса, я думаю вот о чём. Кажется, то, чего давно ожидали эзотерики, становится реальностью. Те, кто не вышел на новый уровень взаимодействия с миром, начинают его массово покидать.

Почему я так думаю? Потому что — пневмония. А она с точки зрения психосоматики — болезнь непринятия мира и себя в нём, болезнь отказа дышать полной грудью и проявляться на все сто. Подавление себя, своих чувств и эмоций, страх показаться как есть, без масок, нежелание БЫТЬ, отказ выполнять свою жизненную миссию — это всё оно.
Читать далее «ALL YOU NEED IS LOVE»

МАТЕРИЯ ЕСТЬ ОБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ, ДАННАЯ НАМ В ОЩУЩЕНИЯХ

Оказывается, для того, чтобы по-настоящему разобраться с темой «от чего я получаю удовольствие», надо очень сильно замедлиться. Оказывается, жизнь состоит из миллионов крошечных действий, которые мы совершаем «на автомате», не то, что не задумываясь «а что я чувствую в процессе», но даже и сами-то свои действия не замечая!
Читать далее «МАТЕРИЯ ЕСТЬ ОБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ, ДАННАЯ НАМ В ОЩУЩЕНИЯХ»

О ФАТАЛИЗМЕ

Разговаривали сегодня с подругой о фатализме. О том, что всё в нашей жизни предопределено. «В этом и разница между нами», — сказала мне она. — «Я уверена, что всё предопределено, а ты сама строишь свою судьбу». И всё бы ничего, но я-то тоже считаю себя фаталисткой, следующей за потоком. ‍♀

Мы решили разобраться, в чём тут фокус. И вот что у нас получилось.

Читать далее «О ФАТАЛИЗМЕ»

КНИГА ТОЖЕ МОЖЕТ ИСЦЕЛЯТЬ

Моё тяжёлое замужество длилось одиннадцать лет… Почему я туда угодила — это отдельная история на тему токсичных отношений, семейного насилия, и, быть может, когда-нибудь я её напишу. По крайней мере, после этого сложного опыта я точно знаю, что «жертву» спасти невозможно, пока она не «дозреет» сама. Изнутри ситуации не видно всей её драматичности: на глазах словно пелена, а взглянуть на неё снаружи невозможно, любая помощь отклоняется и омут затягивает всё глубже, с каждым днём самооценка падает всё ниже, страх становится всё больше, выученная беспомощность переплетается с угрозой реального насилия, сознание сужается, смещается, и кажется, что выхода из этого ада нет — остаётся только смириться и тихонечко умереть.
Читать далее «КНИГА ТОЖЕ МОЖЕТ ИСЦЕЛЯТЬ»

СПРИНТЕР ИЛИ СТАЙЕР?

Вообще-то эти понятия пришли из спорта. Спринтер — это спец по коротким дистанциям, стайер — по всяческим марафонам. Но проявляются они не только в спорте, но и в способе жить.

Базовое качество стайера — выносливость. Он умеет делать долго, размеренно, распределяя нагрузку, следя за режимом нагрузки и отдыха. Спринтер же — тот, кто способен сконцентрировать ресурс для короткого результативного рывка.
Читать далее «СПРИНТЕР ИЛИ СТАЙЕР?»

Когда меня любят — 2

Сегодня, вдохновлённая постом Юлии Сорокиной, весь день занимаюсь внутренними изысканиями из своего детства: а что такое для меня «меня любят?» Это несравнимо более приятное и ресурсное занятие, чем анализ своих детских травм «недолюбленной девочки».

И у меня возник вопрос: а почему я не могла сделать это раньше? Почему не могла открыть свое сердце наполняющему потоку родительской любви? Ведь там, между их «педагогических ошибок», ее было (и есть) очень и очень много.

Читать далее «Когда меня любят — 2»

КОГДА МЕНЯ ЛЮБЯТ

Прочитала сегодняшний пост у Юлии Сорокиной https://vk.com/wall62717189_688 и мысли потекли-побежали…

О том, как специфика нашего «дефицитного» советского детства наложила свои отпечатки на восприятие «что такое, когда меня любят?»

Папа много работал, рано уходил, но и возвращался тоже рано, после работы опять занимался какими-то делами: строил гараж, разбирал и собирал свою машину словно конструктор, делал своими руками мебель (сначала расчертив на миллиметровке тонко заточенным карандашом). «Мужчина всегда чем-то занят, очень устает и надо ему не мешать», — это очень понятная мне с детства модель поведения.
Читать далее «КОГДА МЕНЯ ЛЮБЯТ»

Когда род покидают старейшие

Когда род покидают старейшие, центр тяжести родовой силы словно смещается, перераспределяется по оставшимся. Почему-то я очень сильно это чувствую.

Вчера ушла предпоследняя из старейшин нашего рода — моя двоюродная бабушка. Ей было уже «за 90». Осталась ее сестра — моя родная бабушка по отцу. И всё, и эта линия, это поколение нашего рода полностью уйдет.

Во всем этом есть что-то очень глубокое и важное, не до конца осознаваемое, но очень явственно ощущаемое. Это не про боль утрат. Это про движение жизни.

ЧТО ОСТАНЕТСЯ ПОСЛЕ МЕНЯ?

Чтобы найти ответ, я представляю себе мир, в котором меня больше нет. Проходит год, пять, пятьдесят, сто… Что происходит потом? Имя стирается из памяти даже прямых потомков буквально через пару поколений…

Рождение человека — словно камень, брошенный в гладкую поверхность воды. Яркий всплеск — это его жизнь. А потом — круги, круги по воде. У кого-то пара волн, больше похожих на рябь. У кого-то — долгие, далеко расходящиеся высокие волны. От кого-то — волны зла и разрушения, от кого-то — волны добра и созидания.
Читать далее «ЧТО ОСТАНЕТСЯ ПОСЛЕ МЕНЯ?»

ЛЮБИТЬ — МОЖНО

Витки развития, спиральки, круг за кругом… Иногда кажется, что это повтор… Ан нет, повторение пройденного — но уже на новом уровне себя. Движение по кругу и движение по спирали отличаются друг от друга. Хотя в одной из проекций и выглядят совершенно одинаково, зато в другой — это уверенное движение вперёд по прямой.
Читать далее «ЛЮБИТЬ — МОЖНО»