43/100 BACK TO USSR

Вспоминали мы на днях с одноклассниками школьные годы. И вспомнилась одна история. Было нам, наверное, лет по пятнадцать. Активистки, комсомолки, отличницы, красавицы — вот такая уж у нас компания девчачья была тогда. По вечерам мы своей дружной стайкой ходили на школьный двор играть в волейбол с мальчишками на год или на два постарше нас. 

И вот однажды на следующий день после такого традиционно-волейбольного вечера отлавливает меня в школе классная руководительница, заводит в кабинет, закрывает дверь и начинает назидательным тоном рассказывать какие-то странные истории про девочек-ровесниц из соседней школы, которые пришли на выпускные экзамены с неприличного размера беременностями. 


Тут надо отметить, что мало того, что я воспитывалась ещё в СССР, где «секса не было», так плюс ко всему была, как я уже упомянула, «активисткой, комсомолкой, отличницей», по уши в учёбе и общественной работе, к мальчикам испытывала интерес исключительно романтический, как к объектам приложения своих поэтических способностей, уроки биологии вроде бы посещала, но почему-то пестики-тычинки у меня никак не ассоциировались ни с чем кроме ботаники. В общем, в мои пятнадцать лет разум и душа мои были девственно чисты и ни малейшими знаниями о том, откуда берутся беременности, не запятнаны. 

А потому я честно и упорно не понимала, чего хочет от меня классуха. Она же в свою очередь, видя, что я реагирую на её нотации как-то совсем не так, как она, видать, ожидала, всё наращивала напор, громкость и драматизм, рассказывая мне, что я — гордость школы и отнюдь не должна стать её позором. Закончилось тем, что я ревела навзрыд. Она, видимо, посчитала это слезами осознания и раскаяния, воспитательную миссию свою, соответственно, выполненной и отпустила меня. Вызвав на завтра в школу мою маму. 

Мама у меня, к счастью, адекватная, а потому, как я помню, разговор с ней тоже не особо удался. Но по крайней мере я узнала, что мне вменяется в вину. 

— Вы знаете, что Ваша дочь гуляет со взрослыми парнями?!
— Да, конечно, знаю, они по вечерам играют в волейбол.
— Вы собираетесь принимать какие-то меры?!
— ????!!!! Эмммм…. Нет. Не вижу в этом ничего плохого. 

Свою непосвященность в вопросы взаимоотношения полов я каким-то неведомым образом умудрилась сохранить аж до окончания школы… Я понимаю, что в реалиях нынешнего времени это звучит, должно быть, странно, но даже целовалась я первый раз только после выпускного. 

А потом знание обрушилось на меня сокрушительной лавиной в виде привезённой отцом из Москвы специально для меня самиздатовской книжки «Как стать идеальной любовницей», где в подробных инструкциях и иллюстрациях, расписывалось всё-всё-всё, включая всевозможные техники минета. 

Помню свою первую мысль, когда начала читать сей учебник. «Ох, ну надо же! В восемь лет мне Юлька же говорила, и даже показывала на куклах, как это всё у взрослых происходит! А я-то ей тогда не поверила, долго спорили и даже поссорились из-за этого! Ну надо ж, как перед Юлькой-то неудобно получилось, позвонить извиниться что ли?»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *