4/31 По счетам надо платить /быль/

Узкая тропинка уводила их всё дальше в лесную гущу. Еловые ветки скользили по одежде, цепляясь колкой хвоей. Их было двое. Семнадцатилетняя начинающая ведьмочка в длинном до пят изумрудном платье, уверенной походкой шагающая впереди, и седоватый мужчина средних лет, спокойно следующий за ней. Лиза долго выбирала его. Для того, что она задумала, ей нужен был не просто хороший колдун, а лучший из лучших. Она узнала про этот ритуал от своей бабушки, когда была ещё совсем маленькой, и с тех пор мысль о безграничном могуществе не давала её покоя. К её удивлению, он согласился довольно легко, намного легче, чем она ожидала. Выслушал её, помолчал пару минут, кивнул головой – словно самому себе – и озвучил условие договора. Да, именно так. Они заключали договор. 


— Скажи: я принимаю твои условия и согласна выполнить их. Мне достаточно твоего слова, — сказал он тогда. 

Она, не раздумывая, повторила за ним фразу. Конечно, речь шла о больших деньгах. Вернее даже сказать – об огромных. Но она не хотела думать об этом сейчас. Сейчас главное – заручиться его согласием, а остальное как-нибудь сложится само собой. 

И вот – они идут по тропинке, ведущей к её тайной лесной землянке. Её шаг уверен и упруг, и лишь сжатые кулачки выдают переполняющее её нетерпение и волнение. 

По условиям договора он должен был лишить её невинности – и тем самым поделиться с ней своей безграничной колдовской силой. Сила – это то, о чём она мечтала более всего. Безграничная колдовская сила! Да! 

**** 

Уже стоя в дверях, готовый уйти, он ещё раз внимательно посмотрел на неё и спросил, делая между словами паузы чуть длиннее, чем, пожалуй, следовало бы. 

— То есть ты отказываешься от своего обещания? 

Лизу переполняло ощущение могущества, с непривычки кружившее голову. Она, не смущаясь, смотрела ему прямо в глаза. 

— Да, я не буду тебе платить. Я не хочу. Я так решила, — в её голосе звенел вызов. 

Что он может сделать ей? Ей, кровь которой закипает от переполняющей силы. Она получила своё, и всё остальное теперь не имеет ни малейшего значения. 

— Хорошо. Но ты пожалеешь об этом. Тебе всё равно придётся заплатить, — всё так же спокойно произнёс он, вышел из землянки и, не оборачиваясь, ушёл по той же тропинке, что привела их сюда полчаса назад. 

Лиза пожала плечами и рассмеялась ему вслед, хоть он этого уже и не слышал. «Что ты можешь мне сделать? Ничего. Ровным счётом ничего. Ни-че-го». Её не пугала даже мысль об инквизиции, её теперь не пугало вообще ничего – она чувствовала себя всемогущей. 

*** 

-Привееееет! – пятилетняя Аришка радостно выскочила в прихожую, по пути поправляя огромный розовый бант. Она с самого утра уговорила маму повязать ей этот бант, и надела самое красивое из всех своих платьев. Потому что сегодня – праздник, к родителям в гости придут их друзья, и среди них будет Он. Он – такой замечательный, самый лучший из всех! Он так красиво улыбается! И всегда танцует с ней, каждый раз, когда они собираются своей взрослой компанией, он танцует с ней как со взрослой. Он такой весёлый, такой добрый!.. 

Сердце девочки переполняла любовь. Очень взрослая, настоящая, ставшая всей её сутью. «Я очень тебя люблю! Ты только не женись! Подожди пока я вырасту, ладно? Обещаешь? А потом у нас будет дочка и мы назовём её Лизой – мне ужасно нравится это имя! Обещаешь?» Он гладил её по волосам, улыбался в ответ: «Конечно, обещаю, милая. Ты – моя невеста!» 

Постепенно это слово почти вытеснило собой её имя, все взрослые звали её не иначе как невеста. «Русланова невеста» — добавляла она про себя. – «Ты только, пожалуйста, дождись меня!» 

*** 

— А куда мы идём? – теребила Аришка родителей. Её нарядили так, словно сегодня был праздник. Да и мама тоже была в новом невероятно красивом платье, которое она шила – Аришка это видела — всю последнюю неделю. 

— Потерпи немножко, увидишь сама, это сюрприз! 

Сюрпризы – это здорово! Сюрпризы она любила! 

— Тогда пойдёмте скорей! – она начала нетерпеливо припрыгивать, идя по улице между державшими её за обе руки родителями. 

Они пришли в чью-то чужую квартиру. Там уже было много народу. Все такие же красиво наряженные, оживленно беседующие между собой, многие держали в руках цветы. 

— О, вот и невеста пришла! – засмеялся кто-то. Аришку подхватили на руки, поставили на широкий подоконник и задёрнули штору. – Постой тут, только тихонечко. Это такая игра! 

— Вроде пряток? 

— Да, вроде пряток! – взрослые дружной толпой переместились к дверям. 

— Ну, и где моя невеста? – раздался голос из-за двери. Аришка узнала его, этот голос, и сердечко её радостно забилось. Ей хотелось закричать : «Я тут!!!», но она вовремя вспомнила, что это же игра, сюрприз, и затаилась за шторой, почти перестав дышать. 

Он под подбадривающие возгласы друзей обошёл всю комнату, дошёл до окна, отдёрнул штору. Народ вокруг радостно зашумел. 

— Нашёл невесту? Забирай! 

Он улыбнулся Аришке, погладил её по волосам, взял на руки, снял с подоконника, поставил на пол и отвернулся к двери. Там, в дверях, стояла другая невеста. Взрослая, как и он сам. 

— Так вот же она, моя невестушка! 

Традиционный ритуал выкупа был завершён, взрослые возбуждённо разливали шампанское по бокалам. Аришка растерянно стояла там, где её оставили. В суете всеобщего оживления о ней забыли. Взрослые были довольны удачной шуткой. Никто не понимал, что у этой шестилетней малышки только что рухнул весь её мир. Никто не видел, как стекают слёзы у неё по щекам. Никто не чувствовал её разрывающей сердце боли. «Как же так? Ведь ты обещал дождаться меня! Ведь ты обещал!!!», — чуть слышно шептала она. 

**** 

Одиннадцать лет спустя субботним вечером семнадцатилетняя девушка в длинном до пят изумрудном платье уверенной походкой шла по коридору студенческого общежития , держа за руку симпатичного мужчину, несколько старше её. За эти одиннадцать лет Аришка так и не смогла больше никого полюбить. Сердце её было разбито в мелкие осколки тогда, в далёком детстве. Нет, она, конечно, влюблялась, писала стихи, но – издалека, никому не позволяя приблизится к ней слишком близко. Опалённая предательством душа неспособна была распахнуться ещё раз навстречу мужчине. Между ней и миром словно установилась тонкая стеклянная стена. Приглушающая чувства, звуки и запахи, но зато надёжно защищающая от боли. 

И о замужестве она больше не мечтала. Вот только дочку Лизочку по-прежнему очень хотелось. И чего к ней так прицепилось это имя? Почему – Лиза? Она и сама не знала ответа. «Просто очень красивое имя», — отвечала она всем. Но это – когда-нибудь потом. А сегодня – пора избавиться от невинности. По любви всё равно вряд ли когда случится – нет в её душе больше такого чувства. Значит, пусть будет по договору. Условия договора диктует она. «Мы вместе всего на одну ночь, и больше никогда не встречаемся, лады?» 

**** 

На другом конце города в постели беспокойно ворочался Руслан. Почему-то всё никак не спалось сегодня. «Всё, пора!» — промелькнула неожиданная для него самого мысль. Он встал с кровати, оделся, стараясь не потревожить спящую рядом жену. Лохматый пёс, заметив, что хозяин достаёт с полки в прихожей его поводок, встрепенулся: гулять! «Нет-нет, я пойду один», — Руслан потрепал пса по загривку и вышел из квартиры. «В офисе в это время, разумеется, пусто», — подумалось ему. 

Полчаса спустя он, неспешно мастеря из поводка петлю на перекладине офисного одёжного шкафа, ловил набегающие волнами мысли: «Ну вот и всё. Круг замкнулся. Я сделал всё, что должен был сделать, пора уходить. Глупая девчонка! Ведь тогда, пятьсот лет назад, заплати она мне деньгами, это вышло бы ей куда дешевле! А ведь я предупреждал, что всё равно найду способ взыскать с неё тот должок! И теперь, думаю, она рассчиталась с процентами – разбитое сердце и омертвевшая душа вполне достойное наказание за вероломство. Обман за обман. Предательство за предательство. Потому что по счетам надо платить».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *