Экскурсия в психбольницу

Ставя свой эксперимент по исследованию эмоций, я временами осознанно полностью отпускаю себя в их власть — чтобы прожить, прочувствовать, понять их изнутри. Осознавая, что в такие моменты прохожу по самому краю, по той тонкой черте, которая где-то на самом краю бездны. Или вовсе по тонкому канату над пустотой.

За два с половиной года я сроднилась со своим творческим псевдонимом #Безумная_Муза, и мне ни разу не приходило в голову, что для кого-то его смысл может быть очень буквальным — и совсем не таким, как для меня, чем-то иным, чем «та, которая живёт по велению сердца, а не ума». 

Сегодня я заглянула за черту. Буквально одним глазком. Слегка прикоснулась. Зачем? Наверное, для того, чтобы прожить и отпустить свой страх. Страх, который есть у большинства из нас. Прикоснулась — не нарочно, а потому, что цепочка неслучайных случайностей сложилась в такую возможность, а я не нашла в себе сил отказаться от нее. Любознательный исследователь — это не профессия, а состояние души, и всюду норовит сунуть свой любопытный нос. 

Что делают с теми, кто не справляется с эмоциями, кто полностью попадает в их власть? Да, всё верно, их лечат. В психиатрических больницах. Какие эмоции вызывает у вас это сочетание слов — «психиатрическая больница»?

Сегодня я была там — в гостях. Полчаса гуляла в закрытом дворике вместе с пациентами. Наблюдала и разглядывала их, тщательно пересчитанных санитарами перед выходом на прогулку, одетых в одинаковые «казённые» бордовые куртки.

Те, кто читал книги Макса Фрая про его жизнь в Ехо, должно быть, помнят, что однажды Тень Мёнина сделала ему подарок — вонзила в сердце волшебный меч, чтобы он не был «слишком живым» — слишком эмоциональным. Кажется, что-то похожее сделали со всеми, кого я увидела там.

«А вдруг меня тоже «сосчитали» и теперь не выпустят назад?» — эта мысль льдинкой холодила где-то внутри. «Не переживай, ты слишком хорошо одета, чтобы тебя могли принять за здешнюю», — добродушно ответили мне.

«Запрещается: смеяться, громко разговаривать…» — правила посещения таковы. Кажется, я всё же «слишком живая» для этого места. Я совсем недавно научилась снова быть такой, разморозив в своей душе уснувшие чувства и эмоции, и очень хочу таковой и оставаться. 

«На волю» меня, к моей огромной радости, выпустили так же легко, как и впустили. Обратно в этот чудесный, хоть и пронзительно безумный мир, туда, где МОЖНО смеяться, громко разговаривать и быть восхитительно живой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *