ФОРМУЛА ЛЮБВИ

выученная мною из детства.
Любовь = не мешать + помогать + заботиться.
Не мешать — отцу.
Помогать — маме.
Заботиться — о младшем брате.

А больше в формулу любви, выученную мною в детстве, ничего не входило. Она была основана на множестве молчаливых и полезных действий, на проактивности, умении предугадывать потребности, желания, настроение близких и гибко лавировать между ними так, чтобы оказываться всегда кстати.

Эти три постулата, хитро переплетенные между собой, я и обрушивала потом на головы мужчин, с которыми оказывалась в отношениях. Получалась «царевна-лягушка»: скинула шкурку и давай изо всех сил заботиться и помогать, а потом раз — и обратно в уголок, и не мешаю — аж не дышу. И, вроде бы, формула-то такая, благородная с виду, но почему-то по ней получались не отношения, а полная ерунда.

Само слово «любовь» в нашем доме не произносили: слова либо «бесполезны», либо «мешают», а значит, не вписываются. И вообще не говорили на подобные темы, и осуждали тех, у кого принято это «слащавое словесное лицемерие» и «телячьи нежности». «Любишь — не говори об этом, а прояви действием, приносящим пользу, и сразу всё станет понятно без слов».

Поэтому я хорошо умею «делать», но только учусь собственно чувствовать и понимать, чего именно я чувствую, и совсем не умею говорить о своих чувствах. Писать я о них худо-бедно научилась, когда в юности писала стихи и дневники. Я взламываю остатки этого запрета, громко заявляя о своих чувствах письменным словом в книгах и постах. А вот говорить вслух словами — так и не научилась. Произнесённые вслух слова пугают меня, независимо от того, говорят их мне или я сама. Любая вербализация вызывает настоящую панику, словно меня «застукали с поличным» за действиями-проявлениями моей любви, заметили, да ещё и сказали об этом вслух. Как и любые другие «бесполезные» проявления внимания.

«Полезные», впрочем, тоже если не пугают, то вносят огромное количество путаницы. Если, скажем, мужчина мне «не мешает, помогает, заботится», то это потому что любит или потому что просто так воспитан и он вообще всегда со всеми такой? А если он делает вот это всё для меня в достаточном мне количестве, должно ли меня волновать, для кого ещё он вот такое делает? «Помог», «позаботился» — и пока «не мешает», помогает и заботится о ком-то другом. Ну в смысле, о ком-то другой. Не, ну а что?

В четверг на встрече Инсайт-клуба Олега Карепова он будет говорить про «Суть любви». Меня эта тема нервирует: разве можно говорить про любовь?! А с другой стороны, я уже многократно убедилась, что с моей детской «формулой любви» что-то не так. А как тогда — так? И да, в чём же суть любви-то? А вы знаете?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *