«ТУТ ТАК ПРИНЯТО»

Проснулась сегодня утром и вспомнила эту притчу про обезьян, помните?

«Клетка. В ней 5 обезьян. К потолку подвязана связка бананов. Под ними лестница.

Проголодавшись, одна из обезьян подошла к лестнице с явными намерениями достать банан.

Как только она дотронулась до лестницы, вы открываете кран и из шланга поливаете ВСЕХ обезьян очень холодной водой.

Проходит немного времени, и другая обезьяна пытается полакомиться бананом. Те же действия с вашей стороны.

Третья обезьяна, одурев от голода, пытается достать банан, но остальные хватают ее, не желая холодного душа.

А теперь уберите одну обезьяну из клетки и замените ее новой обезьяной.

Она сразу же, заметив бананы, пытается их достать.
К своему ужасу, она увидела злые морды остальных обезьян, атакующих ее.

После третьей попытки она поняла, что достать банан ей не удастся.
Теперь уберите из клетки еще одну из первоначальных пяти обезьян и запустите туда новенькую.

Как только она попыталась достать банан, все обезьяны дружно атаковали ее, причем и та, которую заменили первой (да еще с энтузиазмом).

И так, постепенно заменяя всех обезьян, вы придете к ситуации, когда в клетке окажутся 5 обезьян, которых водой вообще не поливали, но которые не позволят никому достать банан.
Почему?

Потому что тут так принято…»

Вот это «тут так принято» — оно огромное и всеобъемлющее. Оно во всем и на каждом шагу. Мы неосознанно продолжаем следовать правилам, которые складывались века и даже тысячелетия назад. Потому что когда-то тогда за попытку «достать банан» всех «окатили из холодного душа». Душ давно уже насквозь проржавел, вода в нём пересохла, но «так себя вести нельзя» продолжает управлять умами. И чтобы «достать банан» нужно преодолеть не только сам путь до него, но и собственный, уже въевшийся в гены иррациональный страх, и сопротивление окружающих. Хотя, казалось бы, какое им дело до тебя и твоих бананов?

Как-то я пришла работать в «Красуголь», референтом генерального директора. Моя предшественница тщательно «передавала» мне свой пост, подробно рассказывая о том «как тут принято», начиная от «в брюках тут ходить не принято» до «документы надо подавать именно вот в этой папочке». Мы с напарницей, такой же «новенькой» как и я, изо всех сил постарались вписаться в «тут так принято», от которого иногда пахло нафталином, а иногда и маразмом.

Примерно через неделю шеф пригласил нас к себе в кабинет и сказал: «Я позвал вас к себе работать не для того, чтобы вы вписывались в имеющиеся правила. А для того, чтобы вы разрушили их и на руинах создали свои». Мы с напарницей переглянулись: «А что, так можно?!» Он улыбнулся: «Вам — можно!»

Первым делом мы сделали перестановку в приемной. Выбросили половину старых «декораций», выбрали новые на свой вкус — и шеф подписал смету на их покупку. Мы ходили на работу в брючных офисных костюмах не-чёрно-серого цвета. Три этажа сотрудников с предвкущением и злорадством ожидали, когда на четвертом («правительственном») этаже разразится скандал и нас вышвырнут с работы. Ведь мы делали абсолютно всё НЕ ТАК, как тут принято. К нам подходили «доброжелатели» и предупреждали: «Девочки, вы раздражаете коллектив. Так как вы себя вести нельзя!» На нас регулярно ходили жаловаться начальнику. За то, что мы «подрываем устои колектива, складывавшиеся годами». Он посмеивался — и подписывал нам новую смету, теперь на замену мебели в своем кабинете.

Я много раз в своей жизни занималась тем, что прорывалась к «бананам» через «тут так не принято». Это проще делать, когда есть кто-то поддерживающий тебя. Это сложнее делать, когда идешь в одиночку. Когда я открывала один из первых в Красноярске частных детских садов в квартире, на меня смотрели, как на ненормальную, приезжала пресса, чтобы написать репортаж о «городской сумасшедшей», придумавшей какой-то странный бред. Через три месяца после того, как я не выдержала внешнего сопротивления и сдалась (успев, однако, вывести свой проект в прибыль), такие детсады начали плодиться в каждом подъезде, а сейчас уже кажется, что они существовали всегда.

Всё это вспомнилось, всколыхнулось в моей памяти после встречи Клуба интеллектуальных бесед, темой которого было, как своим сознанием мы создаем свою реальность.

Вспомнила, как три года назад Олег заново раскачивал, восстанавливал мой критичный исследовательский ум: «А откуда ты знаешь, что будет именно такой результат? Ты проверяла? Нет, не тогда, десять лет назад, а именно сейчас — проверяла?», выводя меня за рамки ограничений прошлого опыта, своего и чужого.

Выход за рамки — это всегда путь в неизвестность, путь по целине. Это опора только на самого себя, бесконечная вера в самого себя. Это движение вперед даже сквозь собственный страх и несогласие окружающих.

А знаете, кто всегда ставит эксперимент над миром? Дети. До тех пор, пока «тут так принято» не свяжет им руки, убьет творчество и любознательность и не превратит и их тоже в запуганных злых «обезьян», предпочитающих не только не пытаться «достать банан», но — даже вообще не замечать его.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *