СПЕЛЕОЛОГИЯ — ЭТО НЕ МОЁ!

Таков инсайт очередного дня моего путешествия.

В юности я дружила с компанией спелеологов, участвовала в их оргсобраниях по подготовке к походам, но потом в последний момент «сливалась» и никуда с ними не шла. Я настолько ярко переживала все впечатления в процессе обсуждения, что у меня было четкое ощущение, что я там уже была. Я была счастливая и уставшая от своих эмоций и желания хапнуть ещё — уже не было.

Вчера меня спросили: «Ты была на туимском провале? Нет-нет, не просто «посмотреть вниз», а там, внизу, на экскурсии?»

Нет, там я ещё не была.

Вообще-то мы с утра планировали поехать на Сундуки, начали собираться — и тут пространство через мелкую поломку в машине намекнуло нам: «Не сегодня!» Мы услышали этот негромкий шепоток, быстренько скорректировали планы, машина легко починилась — и мы отправились в сторону Туима.

Прогулка по затопленным водой, доходящей почти до середины бедра, прорубленным в скале заброшенным шахтам, в кромешной темноте и леденящем холоде впечатлила. На туимский провал мы смотрели снизу и изнутри, растерянные от осторожного движения цепочкой по мокрому каменному коридору, в стороны от которого расходились и изчезали во тьме ответвления.

Мы чувствовали себя счастливыми, когда вышли к свету и теплу, и на предложение об экскурсии в пещеру неподалеку ответили дружным «нет». На сегодня подземных впечатлений нам хватило.

Развалившиеся каменные здания, построенные в середине прошлого века руками политических заключенных под руководством НКВД — следующий пункт нашего вчерашнего исследования.

Остатки заброшенной шахты по добыче вольфрама, меди и молибдена — вот что такое Туимский провал. Провал техногенный — через несколько лет после начала разработки порода начала проседать и в 1954 году ее решили обрушить с помощью взрыва. Получилась шахта, диаметром около шести метров. Края шахты постоянно осыпаются — и за 70 лет она превратилась в тот Туимский провал, шириной около двухсот метров, который мы знаем сейчас.

На ночёвку встали на маленьком круглом озере, считающемся «живым», находящемся в нескольких километрах от «мертвого». Поочередное купание в обоих считается исцеляющим — как в сказках про источники с мертвой и живой водой.

Это уже пятое озеро, к которому мы прикоснулись за время нашего путешествия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *