ПРОЩАЯСЬ С «ПАНДОЙ»

Сегодня утром, проводя новому жильцу ознакомительную экскурсию по хостелу, снова понимала, какой он (хостел) классный и как я его люблю.

Люблю как пространство, люблю как тех, кто его населяет, люблю как тех, кто его создал. 

«Есть такое твёрдое правило. Встал поутру, умылся, привёл себя в порядок – и сразу же приведи в порядок свою планету» («Маленький принц», Экзюпери). Именно с этого начинается каждое утро в хостеле. Есть какая-то особенная нежность в этой утренней уборке, в том, чтобы встать пораньше и, пока все жильцы ещё спят, навести везде безупречный блеск, чтобы проснувшись и отправившись умываться или завтракать, они оказались согретыми уютом, чтобы самое начало их дня стало светлым и дало правильный импульс для целого дня. 

«Доброе утро!» — с разными акцентами доносится со всех сторон. Населяющий хостел интернационал кого-то пугает и напрягает, кому дает возможность узнать новое об этом мире. Армяне, дагестанцы, узбеки, таджики, тувинцы, хакасы. Объединяющее всех место — кухня. Объединяющий всех язык — русский. 

Кстати, уровень культуры жильцов «на раз» отслеживается по состоянию туалетов, раковин, душевых, кухни. Самыми «трудными» в этом отношении оказались тувинцы. Самыми «легкими» — узбеки (по моим личным наблюдениям, гораздо чистоплотнее русских постояльцев).

Вспоминаю свою первую смену, свой ужас от того, что я остаюсь «один на один» с целой комнатой жильцов из Узбекистана, как они, стоя перед стойкой администратора, пели мне песни на узбекском, а я, замирая от страха, про себя молилась, чтобы они скорее уже отправились спать. 

Улыбаюсь своей последней смене. Три группы узбеков увлеченно готовят на кухне обеды, споря между собой, чья из них очередь пригласить меня к столу. Днём «победили» те, кто готовили плов. Вечером — создатели какого-то восхитительно острого супчика. «Нет-нет, оставьте!» — останавливают они мой порыв помыть за собой тарелку. — «Мы всё сделаем сами!» 

Между этими днями — пять месяцев. Что изменилось? Моё отношение. Страх сменился дружелюбностью. Ответом стала встречная дружелюбность, желание позаботиться, угостить чем-нибудь вкусным, рассказать что-нибудь интересное, чем-нибудь помочь.

За эти пять месяцев я стала намного лучше понимать мужчин, гораздо больше уважать их. Выслушав бесчисленное количество рассказов об оставленных дома женах и детях, пересмотрев бесчисленное количество показываемых мне фотографий, сказав бесчисленное количество: «Привет» в камеру телефонов во время их регулярных «сеансов видеосвязи» с домом, я увидела, насколько сильна и глубока мужская любовь. Она проявляется по-другому, не так как женская. Вот эти многомесячные поездки на вахту — это ведь тоже проявление мужской любви… И вот этот ежедневный подъем в пять утра, потому что надо идти на работу. («Извините, что каждый день бужу вас в такую рань!» — и он начинает рассказывать мне что-то длинное про мешки с капустой, картошкой, цены, разгрузку… «Вы так загорели за день!» — смеюcь я в ответ. «Сейчас умоюсь и снова стану белокожим!») С каждым — короткий диалог, про каждого я знаю, зачем он тут. Знаю, что вон тот смешной парнишка опять завалил экзамен на права и в пятницу у него пересдача. «Голова уже трещит!» — жалуется он мне, проходя мимо. «Сколько билетов осталось?» — спрашиваю. «Пять!» Вчера было пятнадцать, молодец! «Удачи тебе в пятницу!» — желаю, уходя. 

Знаю, что вот эта пятнадцатилетняя русская девочка из маленького городка за полярным кругом из не очень благополучной семьи, у нее на счету уже две попытки суицида, здесь она с любящими и заботливыми бабушкой и дедушкой. «А корочки с татушки обдирать можно? А чем ее лучше мазать, не знаете?» — вертится она вокруг меня. Дед сделал ей желанный подарок — оплатил татушку. Теперь на её смуглой руке, там, где были уродливые шрамы от попытки свести счеты с жизнью, расцвела красивущая роза. Дед не родной, бабушка живет с ним всего несколько лет. Быть может, он сумеет изменить жизнь этой девочки в сторону счастья? Уходя со смены, встречаю их на улице. «Мы ожидаем такси, давайте, подвезем вас куда вам нужно?» — «Спасибо, но после двух суток «взаперти» я остро нуждаюсь в пешей прогулке по городу». Тепло прощаемся. 

Спасибо тебе за всё, «ПанДа», я буду по тебе скучать!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *