ПОГОВОРИМ О СМЕРТИ. ЧАСТЬ 2

Те, кто читал мою книгу «Отношения, которые я придумала», помнят там, ближе к концу второй части, главы о том, как я проживала смерть своего знакомого.

«Я не чувствовала ничего, абсолютно ничего. Кажется, жизнь остановилась и во мне тоже.

— Скажи мне, что делать, чтобы выйти из шока? Я даже заплакать не могу.

— Двигайся. Делай простые механические дела. Любые. Полы помой. Цветы пересади. Тело должно двигаться, простые безопасные движения. Только полумарафон не стоит бежать тебе для этого.

Я пялилась на последнюю фразу. Как он мог так шутить?! Парнишка погиб именно во время полумарафона. Возмущение всколыхнуло агрессию…и я, наконец, задышала, рассмеялась «чёрной шутке»… и разрыдалась. Замершие внутри меня чувства нашли, наконец, выход наружу. Не вытирая текущих по щекам слёз, отправилась мыть пол – как Он посоветовал.

Часа через два острая боль начала отпускать…»

Про «простые безопасные движения» мне объясняли ещё давным-давно (но, конечно же, я забыла об этом, сама испытав шок). Объясняли вот в каком контексте.

Однажды у одной из моих приятельниц умер муж. И все, из сострадания к ней, пытались максимально оградить её от всех хлопот, полностью всё взять на себя. Среди нас нашлась мудрая женщина, которая объяснила нам, что именно эти хлопоты — путь к более быстрому выходу из состояния для неё. По её настоянию (это было достаточно давно) всё организовывали «по старинке» — дома.

Роль координатора взяла на себя эта мудрая женщина. И она не освобождала (как мы) мою приятельницу от забот. Напротив, она посадила её на телефон и велела обзванивать всех родных и друзей, и всем говорить: «Игорь умер», многократно повторять то, чего её сознание пока отказывалось принимать. Она вовлекала её в работы по подготовке поминок, в готовку, в уборку — в те самые «простые механические действия». Она поощряла нас всех к совместному плачу, к разговорам и воспоминаниям о нём. Она помогала приятельнице ПРОЖИВАТЬ потерю, оставаться в контакте с реальностью и своими чувствами. И объясняла нам, что «новая мода» перепоручать «вот это всё» залам прощаний, кафе и прочим «специальным людям» вовсе не облегчает жизнь, а наоборот, оказывает «медвежью услугу» тем, кто проживает горе потери. Дистанцируясь от этого горя, они так и не проживают его полноценно, словно зависают в своём внутреннем шоке, хоть снаружи иногда и выглядят так, словно «ничего не произошло», так и не допуская болезненную информацию до сознания. И потом годами не могут выйти из состояния скрытой депрессии.

Она говорила всё это не такими «умными психологическими словами», а как-то проще, по-житейски, с позиции жизненной мудрости и глубокого понимания сути вещей.

Тотальное проживание помогает быстрее перейти из состояния внутреннего протеста, несогласия, войны с миром в состояние принятия и смирения. Смирение — это когда ты С МИРОМ. А когда ты с миром, внутренний взгляд тоже переключается на мир, с тех, кто ушёл, на тех, кто остался, и на себя в том числе. И жизнь продолжается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *