О СОЦИОНИКЕ, СЕБЕ И ДРУГИХ

Вчера мы вернулись с весеннего женского ретрита. Он получился уютным и камерным — нас было всего семь человек, так получилось «само собой», и, с точки зрения психологии, это — то самое оптимальное количество, когда группа ещё остаётся группой и не начинает распадаться на подгруппы. Количество народу, идеальное для создания пространства синергии и общего внимания.

Мы все ещё продолжаем допроживать свои ощущения, свои состояния и впечатления. Те, кому любопытно, могут почитать несколько отзывов, уже оставленных участницами вот тут  https://vk.com/topic-155130087_42086012.

Но вообще-то этот пост не про это. А про то, какие мы все разные.

Впервые я осознала это, несколько лет назад познакомившись с соционикой. Я вообще против вот таких всяких делений людей на группочки и раскладывания их по коробочкам с характеристиками. И первой моей реакцией на соционику был такой же протест: «Не надо загонять меня в рамки неизвестно кем придуманных представлений обо мне!». 

Но потом оказалось, что, напротив, эти «рамки» стали моей опорой, моей индульгенцией — я имею право быть такой, какая я есть. Нравится это мне или не нравится — вот такой набор свойств заложен во мне от природы, и либо я трачу время на тщетную борьбу с этим и переделывание себя, либо смиряюсь, принимаю и начинаю учиться жить в ладу самой собой — такой, какая я почему-то есть.

А какая есть? Гексли. Эмоциональная, влюбчивая, постоянно жаждущая новизны впечатлений, эмпатичная, тонко чувствующая состояния других людей и понимающая, что и как нужно сделать, чтобы помочь им в этих их состояниях чувствовать себя комфортно. Относящаяся абсолютно ко всему в жизни как к увлекательной игре. Но в то же время — иррациональная, ненадёжная, увлекающаяся и остывающая, хаосная, плохо управляющаяся со всякими системами, таблицами и прочим структурированием. В общем, какая-то слишком легкомысленная с точки зрения этого слишком серьёзного мира. И поэтому постоянно нарывающаяся на «Когда ты уже, наконец, повзрослеешь?!» И я очень старалась повзрослеть и стать серьёзной, умеющей сосредоточенно раскладывать жизнь по клеточкам ежедневника, ставить цели и достигать их, и что там ещё… И куда-нибудь уже деть эти «ужасные» эмоции, которые казались мне самым главным моим недостатком.

После изучения себя через соционику, я поняла, что на вопрос: «Когда ты уже, наконец, повзрослеешь?!» есть всего лишь один ответ: «Никогда». ‍♀

Следующим изумившим меня осознанием было: все люди разные и они имеют право быть такими! Наверное, сложнее всего мне было принять существование в этом мире моих дуалов — Габенов. Потому что дуалы — это те, с кем не объединяет вообще ничего, кроме ценностной базы. Это люди не просто разные, на разные практически на 100%, без точек пересечения. Рассудительно-логичные, безэмоциональные интроверты — скучные зануды, как казалось мне. То, что они могут жить где-то на этой планете — ну с этим я готова была смириться, но вот с тем, что это — моё «дополнение» до целого?! Да я же и получаса не выдержу с таким существом! Нам же просто невозможно друг друга понять!

Вчера я снова «воткнулась» в это различие мироощущения. Мы полчаса до хрипоты пытались с приятельницей друг другу объяснить, что такое «комфортные условия». И странное такое ощущение, словно мы где-то говорим про одно, но это «одно» у нас такое разное, что в способах его реализации в мир вообще никак не состыкуется. Ошибка была в том, что мы — каждая — пытались объяснить другой СВОЁ, сделать как-то так, чтобы вторая услышала, поняла и согласилась.

А потом я вдруг поняла: не получится. Потому что я — этик, а она — сенсорик. И главное наше с ней различие — что считать за «фундамент», за основу своих комфортных условий, а чем можно пренебречь. Ей важен физический комфорт, она его видит, ощущает, замечает, понимает, он — основа её внутреннего равновесия. И если он достигнут, то из него она может выходить в зоны психологического дискомфорта, и как-то справляться с ним. Для меня же наоборот. Основа моего внутреннего равновесия — эмоциональная атмосфера. Если это местечко, где все друг друга любят и всем друг с другом хорошо, то физические условия не имеют для меня никакого значения.

То есть, если нам обеим надо «обустроить пространство», то она начнёт, образно говоря, с салфеточек и удобного стола, а я — с чая с печеньками (хоть на полу), чтобы срочно всех передружить.

Пытаться как-то друг друга «перевоспитать» — бесполезно. Для второй зона «важного» первой попадает в её «слепое пятно», абсолютный тупизм и кретинизм.

А как тогда сосуществовать?

Довериться. Полностью признать для себя: «Вот в этом я — кретинка, а ты — ого-го!», поделить зоны ответственности и уйти в тотальное доверие второму. Если ей дано понимать, какие, например, должны быть комнаты, шторы, салфеточки, чистота и вот это всё — то я полностью и беспрекословно доверяю ей эту часть забот (даже если я сама уверена, что «всё это — неважная херня, главное, чтобы было душевненько»). В то же время, если мне дано неведомым чутьём знать, кого с кем вместе надо поселить, в какой момент что и с какой интонацией надо сказать, чтобы создать правильную атмосферу этого самого «душевненько» — то это моя зона, в которой она беспрекословно доверяется мне.

Это — достаточно высокая личностная компетенция: принятие ценности различий. Это способность любить в другом человеке не своё отражение, а — его другого, абсолютно не похожего на меня. Это — полное принятие и доверие. «Я не понимаю, не способна понять тебя, и я просто принимаю — не понимая».

Я четвёртый год исследую на себе тему дуального взаимодействия, и чем дальше, тем больше «подсаживаюсь» на это. Это очень круто, дорастать до того, что у меня есть полкоробки «пазлинок», и у другого человека — тоже полкоробки. Они — разные, они — не повторяются. Но объединив их, мы сможем вместе сложить из них целый огромный мир.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *