О разной мотивации

Сегодня в очередной раз восхитилась, как мы иногда умеем слышать выборочно лишь то, что хотим слышать. Например, как из оброненной мною фразы: «Меня никуда не берут на работу на физический неквалифицированный труд» оказалась услышанной только первая часть: «Меня никуда не берут на работу». 😂 Что по сути своей есть-таки правда, причем аж с двух сторон. 


С одной стороны, последние двадцать лет на работу меня не «берут», а «зовут», поэтому такие штуки как резюме и собеседования остались для меня лишь воспоминанием из моих «до 25-ти». Последние несколько лет ещё и зовут не просто на работу, а в сотворчество. Вся эта работа носит интеллектуально-творческий характер, и в той или иной степени связана с коммуницированием с людьми, и чаще всего на партнёрских условиях.

С другой стороны, иногда у меня возникает острая потребность гармонизировать насыщенную интеллектуальную активность простым и незамысловатым физическим трудом, я отправляюсь по собеседованиям на предмет какой-нибудь работы уборщицей на час-другой в день, и вот тут как раз втыкаюсь в это самое «не берут». Потому что, когда меня на собеседовании спрашивают, чем я занимаюсь по жизни, а я честно рассказываю, то мне начинают предлагать вместо искомой мною работы уборщицей деятельность маркетолога, аналитика, ведущего групп в соцсетях. От этих предложений я отказываюсь — этого мне и так хватает. А донести до людей, что все, что мне нужно — это пару часов в день помахать шваброй, разгрузив голову и дав нагрузку мышцам, я не могу. Они просто не верят, не понимают мою мотивацию, для них это странно и непонятно: зачем идти в уборщицы, если можно в аналитики?!

Кстати, стоит рассказать о Богине Мотиваций, расширившей 11 лет назад мою картину мира — руководителе кадровой службы «Красноярской ярмарки». Она выкопала где-то в интернете мое древнее резюме, позвонила мне и начала с неожиданной фразы: «Сейчас я сделаю Вам предложение, которое Вам определенно не понравится. Но я очень прошу дослушать до конца все, что я хочу вам сказать, и только потом принимать решение. Итак, я предлагаю вам работу… администратора-вахтера». Я напряглась, готовая ответить: «Нет», но она, повторив свою просьбу дослушать до конца, продолжила: «График 1/3, низкая зарплата. Вам уже не нравится, верно? А теперь я расскажу Вам, почему это может быть Вам интересно. Во-первых, заняты у вас будут лишь одни сутки из четырех, во-вторых, если вы найдете более интересную работу, то уходите сразу, без отработки двух недель, не смотря на то, что это официальное трудоустройство и полный соцракет — это наша с вами договоренность «на берегу», мое обещание Вам, в-третьих, ночью можно спать, читать, свободный доступ в интернет у вас тоже будет, вокруг тишина, никого нет — идеальный отдых!». Дослушав ее, я поинтересовалась: «Ладно, с моими выгодами все ясно. В чем Ваш интерес?» — «На работу надо выйти уже завтра». К этому моменту я уже была ею искренне восхищена: вот так гениально «продать» откровенно «тухлое» рабочее место (зарплата там ну очень смешная была) — это прямо очень мощно! Через час я была у нее со всеми документами. 

Ещё через месяц она так же мастерски «втюхала» мне вторую работу — МВДЦ «Сибирь» открыл каток, и она набирала на него штат на три месяца работы. Благодаря ее умению мотивировать, видеть и рассказывать людям их неочевидные выгоды, вот такие низкоквалифицированные, казалось бы, позиции она умудрялась заполнять людьми с высшим образованием, высоким культурным и личностным уровнем. После трёх месяцев веселой беготни — сутки на острове отдыха администратором, потом сразу же — два дня по 12 часов на Взлетке на катке, потом сутки выходной — всё это враз закончилось и я чуть было не загрустила. И тут в «Сибири» открылась вакансия администратора! Я была уверена, что ее предложат мне… но — не предложили. «Почему?!» — спросила я с обидой у Галины Яковлевны. «Потому что это работа не для тебя — ты на ней умрёшь со скуки. А вот что я предложу тебе!…» И она предложила мне работу по разовым договорам в гардеробе «Сибири». Помню, как я хохотала тогда: администратором — не для меня, а гардеробщицей — само то?! 😂Она очень серьезно мне ответила, что да, именно так. Что она видит мой шебутной характер намного лучше меня самой. 

В общем, в том гардеробе я отработала два года, и это одно из самых ярких моих воспоминаний в жизни. Начиная от коллектива — ведь все остальные подбирались ею по тому же принципу, и параллельно с работой мы успевали обсуждать свежепрочитанные книги типа Камю, обучать друг друга иностранным языкам и просто очень взамообогащающе общаться. Заканчивая разовым характером работы — под каждую выставку задавался вопрос: «Хочешь три дня поработать?», оформлялся полноценный договор с отчислением всех налогов и почасовым расчетом оплаты труда. Каждый раз я прикидывала, хочу ли, и давала соответствующий ответ. При условии наличия двух невзрослых ещё детей это был идеальный вариант работы, а в сумме выходила вполне неплохая ежемесячная зарплата, к тому же официальная. Ну и про то, как это кайфово — одной фразой «доброе утро» разбудить улыбку в глазах человека и создать ему настроение на целый день, я уже не раз рассказывала. Ну и убегивались мы там как надо, и это тоже было круто: «спортзал, в котором платишь не ты, а тебе!»

До встречи с Галиной Яковлевной я была узко зашорена рамками исключительно интеллектуального труда: помощник гендиректора, референт, переводчик, аналитик, координатор коммерческой загрузки грузовых самолётов, летающих между Европой и Китаем с перегрузкой в Красноярске. Она же показала мне, как все можно гармонично уравновесить, и что даже работа в гардеробе при грамотном подходе — это невообразимое удовольствие. А ещё — видеть во многих ситуациях свои неочевидные (нематериальные) выгоды, ответ на вопрос: «Зачем мне это надо?» и «Чем мне это может быть полезным?»

Так что приглашать меня можно и на такой вариант сотворчества, тем более, что на такую «неквалифицированную» работу меня, увы, не берут, а мне временами очень хочется. 😉

P.S. Ещё пара слов о Галине Яковлевне. Она, наверное, самый яркий в моей жизни пример того, как человек не просто работает, а выполняет свою Миссию. На самый сложный изнуряющий физический труд — уборщицами, например — она выискивала женщин, находящихся в глубокой депрессии: недавно разведенных, похоронивших кого-то из близких. И через вот такую трудотерапию буквально возвращала их к жизни, наблюдая, как они оживают и расцветают на глазах и радуясь за них. На мужской подсобный труд у нее был заключён договор с центром реабилитации наркоманов в Минино, и этих парней она тоже оживляла через физический труд. Сколько на ее счету спасённых судеб, не рискну даже предположить. При огромном количестве вот такого временного персонала, она каждого знала лично, знала его историю, всегда находила минутку поговорить, и всегда включалась, если требовалась ее характеристика или другая помощь, например, в суде по восстановлению в родительских правах тех, кто благополучно прошел реабилитацию. Она — один из тех людей, кого я глубоко уважаю и у кого учусь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *