Миллион цветов впечатлений

Вчера одна девушка, расспрашивая меня по телефону про Хостел ПанДа, сказала: «Ты так вкусно пишешь, что даже и не верится, что реально такие места бывают!» На что я ей ответила, что я уже давно не делаю в жизни то, что мне не нравится и не нахожусь в тех местах, которые мне не нравятся — я просто немедленно ПРЯМО НА ПОРОГЕ разворачиваюсь и ухожу. 

Поэтому если я вдруг где-то или с кем-то задержалась, значит — по моей личной выборке — это что-то сильно выпадающее из общего ряда, что-то исключительно яркое и интересное, что-то, где комфортно, душевно, где люди не халтурят, а вкладываются всей своей душой. Это касается абсолютно всего: мест, где я работаю, отдыхаю, провожу время, людей, с которыми я сотрудничаю или дружу, мужчин, в которых я влюбляюсь, специалистов, которым я помогаю в организации мероприятий. Я для самой себя выбираю только самое лучшее, а потом, разумеется, искренне восхищаюсь своим выбором и охотно делюсь с другими переполняющими меня впечатлениями. 

«Ты рассказываешь так ярко… Вроде бы, и не обманываешь нигде, вроде бы, всё честно, но — оказывается, что твой рассказ о чём-то или о ком-то как будто ярче, чем есть на самом деле», — упрекнула меня недавно другая девушка некоторое время назад. Я долго думала об этом. И поняла вот что. Если в моей цветовой палитре впечатлений миллион цветов, а в чьей-то — всего сто, то я рассказываю, исходя из того, как вижу Я, из своих миллиона цветов. А человек, прочитав, придя, ожидая увидеть всё это многоцветие, оказывается ограничен своим спектром восприятия в сто цветов. И ему кажется, что его «обманули». Такое случается, хоть и крайне редко. И тут уж я бессильна что-то сделать: я не могу показать слепому радугу, даже если он, выслушав мой рассказ, поверил, что это прекрасно, требуются его собственные глаза, чтобы суметь это увидеть. «Красота в глазах смотрящего». 

Чаще всего, люди, наоборот, благодаря моим рассказам, расширяют свою палитру, потому что я замечаю и подсвечиваю те тёмные уголки и грани, которые многие не замечают, привычно не обращая на них внимания. Или же просто доверяются мне: если я говорю, что это хорошо, значит, это действительно хорошо, хоть они сами увидеть это пока и не способны. 

А ещё я бываю очень благодарна тренерам, с которыми я работаю, когда они не пытаются обрезать моё видение под свой диапазон. «Это что, я — действительно такой/ая?! Я что, реально ВОТ ЭТО делаю?!» — изумляются они. «Да, это — ты, ты — такой/ая», — отвечаю я. Есть тренера, которые после этого заявляют: «Не верьте во всё, что она говорит, на самом деле я совсем не такой/ая, я — никто и ничто…» — и что я могу с этим сделать? Ничего! Просто уйти из этого места. Есть тренера, которые жмурятся, смущаются, но никак не ограничивают меня в моих рассказах о них и их работе, и с ними мне по-настоящему легко и хорошо. Есть тренера, с которыми я сразу, прямо «на берегу» отказываюсь работать. Потому что «обложка», которой они прикрывают себя и свою активность, не соответствует содержимому (ну например, ОСОЗНАННАЯ магическо-энергетическая работа «в процессе», прикрытая «социально-правильной» вывеской-заманухой, которая «совсем не про это»). И вот это для меня — обман. А разрушать свою душу соучастием в обмане я не готова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *