«ЛЮБИТЬ МОЖНО ТОЛЬКО УРОДОВ»

Впервые эту фразу я услышала от Олега Карепова без малого три года назад.

— Если вы кого-то любите и он/она не «урод», вы не любите, вы восхищаетесь светлой стороной и не видите темную, — продолжил он.

И я, мягко говоря, не согласилась. Вернее, бурно воспротестовала. Потому что — ну как же это так? Ведь когда любишь, то даже «уродство» не воспринимается как уродство, оно всё равно по-своему восхищает.

Три года я пыталась так и эдак эту фразу понять. Для меня она была про страдание, насилие над собой и преодоление. Про то, что надо непременно выбрать какого-нибудь «урода» и старательно его любить, превозмогая своё отвращение. А если я выбрала любить «не урода», а самого лучшего мужчину из всех, то, тогда я, получается, его не люблю? И что делать-то? Либо срочно изыскать (или придумать) в нём какое-нибудь «уродство», или так же срочно оставить его в покое и любить какого-нибудь, в ком оно сходу видно. Потому что мне же любить позарез надо, а иначе я сама тоже получаюсь какой-то «урод», который то ли не может, то ли не хочет любить.

Но — где логика, а? Я же влюбляюсь в «лучшее из лучшего», и это для меня как раз про «любить себя» — если я люблю себя, то и мужчину, которого любить, я выбираю по совокупности восхищающих и радующих меня признаков, а вовсе не по яркому спектру его «уродств».

Эта формула явно пахла для меня «мазохизмом», а в эту игру я уже наигралась, любовь, замешанная на страдашках, мне казаться привлекательной уже перестала.

Шли месяцы, с помощью Олега я всё больше обучалась принятию, и способности проживать разные чужие чувства и состояния. Ну то есть и вправду, список тех качеств, которые я раньше хоть как-то могла подтянуть под «уродство», становился всё скудней и скудней — если выйти из созависимости, то общаться можно хоть с чёртом и любить его, не разрушаясь и не ранясь об него. Любить — в смысле принимать таким, какой он есть.

Периодически эта фраза снова возникала в наших диалогах. Например, когда я вдруг обнаруживала в себе очередную «тёмную» сторону и до ужаса пугалась её: «Неужели я ВОТ ТАКАЯ?! Меня же такую никто не станет любить!!!» На что мне Олег снова и снова отвечал свою мантру: «Любить можно только уродов! Урода мы нашли! Учись скорее её любить!».

И я удручённо опускала голову: «Да, я урод» и грустно радовалась, что вроде как даже такую меня, оказывается, можно любить и как-то пыталась принять её в себе.

Сделать это было очень и очень трудно. Ведь я же так хотела понравиться ему! А что мы делаем, когда хотим понравиться? Предъявляем себя с лучших сторон и во всей своей красе. И тут — бац — и он первый же явственно видит какую-нибудь весьма неприглядную часть меня. Такую, какую очень хочется снова спрятать куда-нибудь подальше, потому что уж с ней-то «понравиться» точно теперь не получится. Вот и за что мне тогда её теперь любить, поганку, которая только мешает мне быть «совершенством» в его глазах?! И я хорохорилась и распускала во все стороны защитные иголки.

Однажды всё стало ещё трагичней. Он мне несколько дней подряд что-то объяснял, а я отчаянно тупила и не понимала вполне очевидного. И вот — раз — и получаю картинку: «Моя жизнь: когда хочу, тогда и дура!» Слово «дура» резануло по живому, оскорбило и обидело. «Эй, я не дура! Я умная! Мне все так говорят! Я закончила физфак универа и даже сделала какое-то открытие! Я умею создавать сайты! Я знаю два иностранных языка! Я не дура!!!» — отчаянно истерила я. Вернее, та часть меня, которая была «умненькая на радость папе». Ведь папа любит меня за то, что я умненькая! А это значит, что если мужчина назвал меня «дурой», значит, точно уже не станет любить!

Прожив слёзы, обиду, страх отвержения, и успокоившись, наконец, я вдруг поняла: «Я не дура, конечно. Но по сравнению с интеллектом данного конкретного мужчины мой — близко не стоял, и я вполне трезво и объективно это вижу. Ну так и чего отрицать очевидный факт? По сравнению с ним, на фоне его я — дура, да. В данном конкретном случае это не оскорбление, не обзывательство, а простая констатация факта».

Я перестала тягаться с мужчиной интеллектом, воевать, доказывать, что «я — умница», смирилась, согласилась считать себя «дурой» — и тут жизнь вдруг волшебным образом преобразилась. Ведь если мне, чтобы подумать какую-то мысль, надо затратить сто единиц энергии, а ему — всего одну, то гораздо выгоднее и эффективнее спросить, попросить помощи у него, а не мучиться самой. Признав себя «дурой», я следующим шагом дала себе право не думать, а спрашивать его совета и мнения — и пусть он подумает за меня, а я с благодарностью приму его ответ. Голова разгрузилась от непосильной хронической нагрузки, и вдруг оказалось, что я умею чувствовать, что у меня есть интуиция, эмоции, яснознание и предвидение — всё то, что поступает к человеку не через напряжение мозга, а через его расслабление и отключение. Вот это да!

Однако, на моё отношение к фразе «любить можно только уродов» это никак не повлияло. Я по-прежнему считала её какой-то совершенно непонятной для меня ерундой. И по-прежнему была уверена, что уж я-то точно люблю — причём, вовсе даже не «урода»! Его периодически возникающая фраза: «Ты не любишь меня» вызывала во мне шквалы эмоций. Ведь если так говорят, то это прям ужас какое обвинение, это же надо срочно что-то сделать и доказать, что люблю — пока меня с моей «не-любовью» не выставили за порог! Я уходила то в защиту, то в обиду, находила стопятьсот доказательств обратного, виновато оправдывалась, испуганно плакала — страх мешал мне услышать, наконец, и понять.

Следующее «обвинение» было ещё страшнее: «Ты используешь меня для своих кайфушек». Слово «используешь» било наотмашь и казалось самым страшным обвинением из всех, какие только могут быть! Я же вот уже сколько лет так старательно учусь любить, да не абы как — а безусловной любовью, и тут — оказывается, не люблю, а просто «пользуюсь». И как с этим дальше жить?!

«Ты меня не любишь» и «ты меня используешь» слились во мне в одно оглушительное «ты плохая» и через него я не была способна слышать больше уже вообще ничего.

Хотя… если так ооочень хорошо подумать — ну ведь правда же сплошь использую для своего блага! Одна только хроническая влюблённость, которая вот уже четвёртый год наполняет меня вдохновением и эмоциями чего стоит! И неизменная радость, которую я испытываю от каждого взаимодействия с ним. И то, что я могу в любой момент прибежать к нему за советом. И много-много ещё чего. Ну то есть — если совсем-совсем честно — то да, получается, использую для получения своей «кайфушки», проживания счастливой и радостной безмятежности, или, наоборот, шторямщих эмоций, которые для меня тоже — кайфушка!

Вот это да! Я три с половиной года думала, что люблю мужчину, а выходит — использовала как источник и причину своего счастья и радости, а вовсе не любила! А ещё — я же всё это время грезила о взаимной любви… И тут на одной из встреч дискуссионного клуба вдруг выясняется, что ненависть — лучше, чем любовь, потому что она гораздо честнее и лаконичнее. И вообще ненависть — это та же самая любовь, только без радости. И если вот в такой терминологии смотреть, то выходит, что я его использую, а он меня — ненавидит. Звучит ужасно. А по ощущениям почему-то — лучшее из всего, что я когда-либо проживала в жизни. Занятный парадокс…

— Я говорил, что ты меня не любишь, и только сегодня уточнил, что не меня, а себя любишь, — подытожил мои размышления Олег.

Ого! А ведь и вправду — я впервые в жизни научилась ставить свои интересы (а не чужие) во главу угла и заботиться о том, чтобы мне было хорошо. И важная часть этого моего «хорошо» — радоваться мужчине, восхищаться им, влюбляться в него!..

Порывшись в памяти, я вдруг поняла, что мне вообще гораздо комфортнее, когда меня ненавидят: тогда не лезут со своею любовью и не мешают мне спокойно проживать саму себя и заниматься своей собственной жизнью. А вот когда меня вдруг начинают активно любить, то очень хочется куда-нибудь сбежать.

— О, да ты уже готова понять смысл коана «любить можно только уродов», — обрадовался Олег. — Когда тебя любят, почему ты хочешь сбежать, что и кем ты себя чувствуешь?

— Я чувствую себя обязанной что-то дать взамен. У меня копится «долг».

— Кто ты, если должна и не можешь (не хочешь, нечем) отдавать? Урод?!Тебе не нравится быть уродом?! Тебе не нравится, когда тебя любят?! Ты не хочешь быть уродом и поэтому тебя нельзя любить?! Если бы тебе нравилось быть уродом, тебя можно было бы любить?! Подумай про «дуру».

Я немного подумала и вдруг ПОНЯЛА! В тот момент, когда я сама для себя согласилась считать себя «дурой» — то есть в какой-то мере согласилась считать себя «уродом», я перестала воевать, и начала принимать, и я стала позволять себя в этом месте любить и заботиться обо мне. Я стала способна в этом месте принимать любовь, а не отбиваться от неё!

— Если я сама для себя соглашусь быть уродом, то буду спокойно позволять себя любить. Получается так.

— Да. Любить МОЖНО только (добровольных) уродов.

И это какой-то выворачивающий мозг наизнанку парадокс. Я (и люди вообще) выбиваются из сил, стараясь быть хорошими, чтобы их любили, а потом не позволяют себя любить, чтобы не растерять свою хорошесть и не превратиться в «уродов»… но, как выясняется, лучше бы они согласились быть «уродами» — оттуда путь до любви короче. Хм…

И мне что-то прям полегчало. Стараться любить больше не надо — можно просто расслабиться и эгоистично кайфовать. Можно спокойно расслабляться в лучах ненависти — так МОЖНО. И даже быть хорошей стараться не надо, наоборот, надо учиться принимать в себе урода. Олег опять поломал мне все шаблоны в голове, и без них, оказывается, гораздо легче.

Для меня это про «как перестать воевать». Просто надо перестать доказывать, что «я не урод» и согласиться быть «уродом». Как я добровольно согласилась считать себя «дурой» — и это открыло мне возможность перестать думать и начать чувствовать, начать спрашивать чужое мнение и доверять ему. Так же можно добровольно согласиться признавать свою слабость и несовершенство, свои желания и потребности. Это путь к способности принимать — которая мне тоже вроде как «не дана» по карме. Это такое расслабленное смирение — словно прекращение войны. Это очень незнакомое мне состояние. В нем меньше экзальтации и больше мягкости.

Я учусь любить и принимать в себе «урода» — несовершенную, нуждающуюся в помощи, имеющую свои потребности и желания, слабую, глупую, нелогичную, ненадёжную, эмоциональную, бессовестно использующую мужчину для своей радости и эгоистично хлюпающуюся в своем безмятёжном счастье.

И, знаете, такое огромное напряжение вдруг спало… То, которое требовалось, чтобы стараться быть «хорошей»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *