ЛЕГКО БЫТЬ ПРОСВЕТЛЁННЫМ НА НЕОБИТАЕМОМ ОСТРОВЕ

Двое суток — прошедшие выходные — мы провели на природе, вдали от города, там, где всё ещё лежит белый пушистый снег, на чудесной базе, пропитанной атмосферой благости, доверия, спокойствия, заботы и принятия.

Совсем не удивительно, что одной из ключевых тем нашего ретрита оказалась тема тревожности. Которая в переводе на честный означает «мне страшно жить». Мы много говорили о жизни и смерти, о том, что у каждого из нас есть своя базовая прошивка — свой индивидуальный ответ на вопрос: «Что ждёт тебя там, за углом?» Мы делали практики на доверие миру. И — вот уж, казалось бы, какая связь?! — очень много внимания было уделено теме созависимости в отношениях.

Так какая же связь?

Мы полностью расслабились за двое суток, буквально — приблизились к дзену. Но, уже подъезжая к городу, вдруг снова почувствовали вибрирующие в воздухе волны тревожности, и с изумлением наблюдали, как они снова пропитывают нас, заползают под кожу, безжалостно съедая всё наше умиротворение.

И это… тоже про созависимость. ‍♀

В работе с эмоциями есть несколько «этапов взросления». Первый — научиться вообще понимать, что ты чувствуешь. Но следом вдруг начинаешь понимать, и чего чувствует другой человек. Теперь надо научиться разлеплять, отделять: «вот это я и мои чувства, вот это — ты и твои чувства». И научиться проживать СВОИ чувства. Это то, что делают подростки: они включают «глухоту», становятся нечувствительными к другим — ради того, чтобы никто и ничто не отвлекало их от постижения самих себя, своих собственных эмоций, чувств и желаний. Чтобы «чужое» не фонило и не отвлекало, лучше вообще не слышать его. «Что хочу, то и делаю, и плевать мне на вас всех» — НОРМАЛЬНЫЙ этап эмоционального взросления. Если человек эту сепарацию не прошёл, то он так и остается «послушненьким», плохо понимающим, чего хочет и чувствует он сам, зато хорошо понимающим, чего хотят и чувствуют другие, и ставящим это в приоритет. Следующий этап — найдя, выстроив, сохраняя своё устойчивое внутреннее «я», вернуться в контакт с другими людьми, вынуть из ушей беруши и снова начать слышать и их чувства тоже. И вот в этом гомоне разных чужих чувств умудриться сохранять свои.

Поскольку полноценно в эту стадию мало кто переходит, то после обретения себя очень хочется навсегда сбежать от остальных — чтобы они своим гулом эмоций не разрушили, не заглушили свеженайденное «я». Наверняка, вы часто встречались с этим: «Я — почти просветлённый, я познал дзен, и поэтому с вашими грязными «низкочастотными» эмоциональными вибрациями стоять рядом я больше не хочу» — эдакая разновидность гордыни, за которой, на самом деле прячется неуверенность и страх. Страх не удержать и растерять это состояние, оставаясь в толпе. То есть на самом деле из со-зависимости этот «просветлённый» не вышел — он зашёл в стадию сепарации, распознал, нашёл себя самого, но не закрепился, не стабилизировался в этом.

А если вышел и стабилизировался? Тогда — как, например, случилось на нашем ретрите. Одна из участниц которой проживала тревожность — понятную, привычную для неё при любом приезде в новое место. Я видела её состояние. Я никак не вмешивалась в него. Я просто видела его, принимала её право быть в этих суетливых эмоциях, в то время как я безмятежно пью чай с печеньками и не тревожусь вообще ни о чём, потому что точно знаю, что «всё всегда происходит правильно» и «всё сложится само собой наилучшим образом». Это не отстранённый пофигизм: «Мне плевать, что происходит с тобой». Это полная включённость: «Я вижу, понимаю и принимаю, что происходит с тобой». Включённость, которая, однако, никак не влияет на мои собственные чувства и состояния. Я чувствую и то, и другое как бы одновременно и параллельно, и они никак не мешают друг другу, не конфликтуют друг с другом.

И это как раз — к реалиям настоящего времени.

Имею ли я право быть счастливой, влюблённой, расслабленной, радостной, в то время, как ближний трясётся от страха? ДА! Я имею на это право. И я имею право на собственное здравомыслие, которое мне говорит, что в масштабах мира при таких цифрах это ещё даже близко не эпидемия, что от ДТП народу гибнет больше, и много ещё чего говорит. И я имею право на собственное вдохновение, которое ликует: «Мир стремительно меняется, и он уже не станет прежним! Подрезанные привычные возможности открывают пространство для развития, креатива, поиска новых неожиданных путей, решений и возможностей!»

А он, другой человек — имеет право на свой страх, если он почему-то выбрал для себя бояться. Имеет право скупать в магазинах продукты на полгода вперёд. ‍♀

А на что я НЕ имею права? На то, что делают сейчас очень многие — на то, чтобы смеяться над ним, над его чувствами, над его страхами. Я не имею права обесценивать его чувства. Я одинаково уважаю и свои чувства, и его. Я даю себе право быть в своём состоянии рядом с ним — находящимся в его состоянии. Не втягиваясь за ним в его состояние, но и не пытаясь перетащить его в своё.

Если я в со-зависимости, то наши эмоции влияют друг на друга. Если нет — они просто существуют параллельно и одновременно. Если я не устойчива в себе, то я чувствую только своё, а чужое игнорирую или обесцениваю. Если я стабильна, то я способна на то, что называется близость: чувствовать и своё, и чужое, оставаясь в своём и уважая чужое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *