Карма /рассказ/

Утро не задалось… Да ладно бы, если только это утро – последние несколько недель выдались на редкость невезучими: всё складывалось не так, как ожидалось, добыча ускользала буквально из-под носа. Неделю назад в лесу напоролся на мужиков с ружьями – едва успел свернуть с тропы и затаиться в кустах, а то, быть может, уже тогда не гулять мне под этим небом…

Я даже на днях грешным делом подумал: может, сглазил кто? Отправился к местной ведьме: глянь, бабка, говорю, отчего удача отвернулась от меня? Она свой хрустальный шар всё крутила-вертела и говорит: «Ты жертву-то из себя не строй! Никто тебя не сглазил и не проклял, хотя и есть за что, между нами-то говоря. Но нет – это всё ты сам, дорогуша, виноват. Это всё алчность да похоть твоя неугомонная… Карма – слышал такое слово? Вот. Она тебя и настигла…» Хотел я её завалить прямо там, чтобы чушь не несла. Но… слишком уж всё в жизни наперекосяк идёт. Может, и вправду, карма? Сглотнул слюну, спрашиваю осипшим голосом: «Ну а делать-то что?…» А она и говорит: «Очищение тебе надо. Суровая аскеза. Месяц полного воздержания: ни еды, ни девиц, ни недобрых мыслей в голове». Я как себе это представил, сразу снова кровь вскипела! Ну, думаю, докукарекалась, старая!… Кое-как сгрёб себя в когти. А что делать-то, если жизнь катится под откос?… «Только смотри… Если начнёшь, а потом вдруг бросишь – настигнет тебя твоя судьба сразу и неминуемо! Так что ты это, серьёзно настройся. Это всё для тебя — вопрос жизни и смерти, в самом что ни на есть буквальном смысле».

Ну и вот… Брожу я по лесу уже третий день… Голодный – хоть кору на деревьях глодай. Тут смотрю – девица идёт, в корзинке что-то тащит! Делаю десять глубоких вдохов-выдохов – это меня тоже старуха-ведьма научила. Мне бы свернуть с тропы тогда… Но, каюсь, не удержался! Подумал: «Раз ничего другого нельзя, то уж поговорить-то хотя бы можно же?!» А девица-то глупая, наивная, непуганая – давай мне выкладывать всё как на духу: и откуда идёт, и куда, и зачем. А я слушаю её, разглядываю – и аж слюна течёт, чую. Поболтали пять минут – и она дальше потопала, только юные ляжки из под подола мелькают… И всё, тут мне крышу и сорвало… Мне б, конечно, надо было прямо там её завалить – может, тогда и обошлось бы всё… Да я прочь как ошалелый метнулся, думал – пока бегу, глядишь, в себя приду. И сам не понял, как до лесной избушки добежал… Вперёд неё, конечно – она-то, песенки распевая, по хоженой дороге пошла, а я-то лесом напрямки нёсся…

Стучу в дверь. «Кто там?» — спрашивают из-за двери. А у меня-то от волнения голос совсем почти пропал и на фальцет срываться начал: «Это я!…», — пищу. Бабка дверь открыла, а я… Да что я?… Слышали, люди говорят: «Голодный как волк»? Ну вот… это как раз про меня было. Нежевамши я её проглотил… Как была – целиком… Ну а что вы хотели – неделю-то голодать при моём-то волчьем аппетите!… Проглотил, на кровать её прилёг – и тут стук в дверь раздаётся.

— Кто там? – хриплю.

Этой дуре валить бы по-быстрому – или ушей что ли нет, бабкин голос не знает? Но нет, она чего-то там себе сама придумала, объяснила сама себе как-то, мол, наверное, больна бабка, вот и хрипит. Впустил я её, в общем. Лежу жду, что дальше будет. Ну ведь не слепая же она – меня-то от бабки не отличить?!

А девица на край кровати присела и давай вопросы идиотские задавать:

— Бабушка, а почему у тебя такие большие глаза?

«Блин, тебе бы такой кусок целиком заглотить, посмотрел бы я, какие у тебя глаза были!» — думаю. А ей говорю:

— А это чтобы тебя лучше видеть… дитя моё.

А она всё не успокаивается:

— Бабушка, а почему у тебя такие большие уши?

Ну тут уж меня смех разбирать начал. Думаю: «Интересно, она так вообще всё моё тело разглядывать будет? Может, ей сразу другое что показать, раз такая любознательная?…»

— А это чтобы тебя лучше слышать… дитя моё.

Изо всех сил стараюсь скрыть сарказм.

«Тебя, и вопросы твои идиотские тоже!», — добавляю про себя. Бабка эта ещё ерзать в животе начала некстати…

А девица глупая всё продолжает меня разглядывать:

— Бабушка, а почему у тебя такие большие руки?

Ну тут уж я ей по-честному ответил, как на духу:

— Это чтобы тебя покрепче обнять… дитя моё!

Только собрался её сграбастать — и тут вы на пороге откуда ни возьмись! Ну и что делать? Думаю: «Если её тоже по-быстрому заглочу, то ведь и улик никаких нет! Ну подумаешь – в бабкином домике лежу, это вовсе даже не преступление! Может, я вообще у неё в гостях?! В общем, концы в воду – и не докажете ничего. На нет и суда нет!»

Откуда мне было знать, что всё это – с начала и до конца – подстава, чистая провокация?! Да разве по-человечески так вообще?! Когда бабка голосом той ведьмы, к которой я днями ходил, начала прямо из пуза моего снова про карму вещать, вот тогда я и понял, что попался, как последний дурак. А девица эта, оказалась и не девица вовсе, а кошка её обращенная да в красную шапку выряженная! Вот, всё как на духу вам рассказал! Может, простите меня, пожалеете, а?…

«Приговор окончательный и обжалованию не подлежит!» — это были последние слова, которые он услышал, прежде чем холодный металл острого лезвия коснулся его живота, и он потерял сознание от боли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *