ЖИТЬ В ПОЛНЫЙ РОСТ

Понравилась мне вчера вот эта табличка из поста Юлии Сорокиной. Очень чётко, внятно и системно всё в ней разложено. То, что я интуитивно чувствовала, но не могла сама для себя упорядочить.

Получается, что переход от созависимости к близости полностью упирается в эмоции. Во-первых, в способность открыто и свободно проявлять собственные чувства и переживания, а так же не бояться встречных чужих. Во-вторых, отсутствие страха перед конфликтами (то есть по сути, снова перед чужой реакцией), или способность справляться с ним в себе.

И, получается, за свой страх перед динамичными непредсказуемыми отношениями, страх уязвимости, страх одиночества — как нахождения один на один с самим собой, за избавление (но не исцеление!) от тревожности, неспособность к проживанию своих и чужих эмоций и чувств человек готов заплатить свободой, искренностью, аутентичностью, ростом и развитием.

Я тоже, как и большинство в нашем обществе, была с детства обучена жизни в созависимых отношениях. О том, что можно жить как-то иначе я догадывалась всю жизнь, называя это про себя «жить в полный рост». Это те отношения, о которых я мечтала, но, по уверениям многих, они были моей фантазией и придумкой из серии «так не бывает». «Где бы отыскать мужчину, который способен на открытый прямой диалог, способен «вывозить» мои эмоции и чувства и в ответ свободно проявлять свои, в тандеме с которым можно постоянно развиваться», — маялась я. А мне отвечали, что так не бывает, что это — утопия и мой «юношеский максимализм», затянувшийся на целую жизнь.

Созависимость держится на страхах. Близость — на искренности и смелости. Для начала — на близости самому себе, на смелости встретиться, познакомиться с самим собой, обнять самого себя, целиком, как есть. А потом, сделав шаг в уязвимость, открыть себя для других, вместе со всеми своими чудесами и чудовищами. Сначала — принять и прожить самого себя. Потом — принять и прожить реакцию других на себя.

Вот, оказывается, что происходит со мной последние три года. Я двигаюсь по тропинке от созависимости к близости. И книга моя, которая «Отношения, которые я придумала» — про это же, про вылупляние из кокона страхов в ту самую столь желанную «жизнь в полный рост». А отпускание её в мир — это мой шаг в уязвимость. И новый этап проживания себя.

Эмоции и чувства, чувства и эмоции — удивительный мир невероятной глубины, который так интересно исследовать и познавать, в себе и в других.

Если «по Фраю», то мы потихоньку движемся от «мира Паука» к «миру Стержня», и мне это кажется прекрасным.

«» — Знаешь, а ведь твой Мир — одно из самых страшных мест во Вселенной, гость! Он оплетает своей паутиной всех, кто там родился, и никому не удается ускользнуть… Но хуже всего, что вы сами учитесь у своего Мира этому искусству: с первых же дней жизни каждый начинает плести свою паутину, стараясь заманить в нее всех, кто окажется поблизости — и вам это нравится! Нам кажется, что во всех вас есть что-то неуловимо отвратительное — такими вас делает ваш жуткий Мир… Если посмотреть на твою родину нашими глазами, можно содрогнуться: миллиарды живых существ, навсегда увязшие в липкой паутине, продолжают старательно плести ее до последнего дня своей короткой жизни. Вы тратите слишком много сил на то, чтобы сплести свои собственные сети, и на то, чтобы вырваться из чужих, но паутина устроена таким образом, что все попытки освободиться приводят к тому, что вы увязаете глубже и глубже… Безнадежно! Именно поэтому вы так быстро стареете и умираете: у вас не остается сил на то, чтобы просто жить — даже такой обычной жизнью, какой живут самые слабые существа из Мира Стержня, который стал твоей новой родиной…»

А какой способ жить по душе вам?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *