ГОЛОСА В МОЕЙ ГОЛОВЕ

«Господи, что за дура — главная героиня? Как вообще можно в жизни так косячить, постоянно во что-то вляпываться… У нее что, вообще мозгов нет? Ни мозгов, ни тормозов. ‍♂» — этот голос выражено мужской.

«Да ладно тебе, все косячат! Вот только зачем она рассказывает об этом на весь мир? Скелеты надо хранить в шкафах! А это что, извращенная форма эксгибиционизма?… » — отвечает ему чей-то женский.

Если хорошо прислушаться, можно различить в них интонации, сильно похожие на интонации моих родителей. Наверное, поэтому я так и не дала пока родителям почитать ни одну из своих книг.

«Ты вообще понимаешь, что рассказывая о себе всю подноготную, рискуешь своей репутацией? Что о тебе люди думать будут?! Ты думала вообще об этом? » — всё тот же мужской голос строг, он судит, осуждает, уничтожает, взывает к разумности.

«Все узнают, какая ты на самом деле, и тебя никто никогда не будет любить! ☝», — женский голос словно подписывает приговор.

Маленькая девочка сидит, виновато насупившись, подтянув к подбородку колени и обхватив их руками.

«Немедленно уничтожь это всё, чтобы никто никогда больше не увидел!» — хором наступают на неё те двое.

Девочка плачет, всхлипывая и размазывая слёзы по щекам: «Но я же НА САМОМ ДЕЛЕ — такая. Глупая, странная, несовершенная, эмоциональная, постоянно вляпывающаяся в странные истории… Если такой быть нельзя, то, наверное, лучше вообще не жить… Я — ошибка, и всем будет лучше, если я умру «.

Она пытается сжаться в комок и занимать как можно меньше места, исчезнуть — лишь бы не слышать этих обвиняющих голосов. Голосов, которые всегда правы: «Да, вы правы, такой, как я быть нельзя, такой как я быть стыдно «.

«Так, погодите, давайте разберёмся конструктивно и по существу «, — неожиданно в этот диалог встревает кто-то ещё, начиная спокойно возражать двум первым голосам. «Она проживает бесценный жизненный опыт, осознанно проживает, между прочим, анализируя и раскладывая по полочкам. Опыт, который полезен другим — потому что он, увы, не уникален. Подобные «скелеты» хранятся в шкафах у огромного количества женщин, но они предпочитают их скрывать не только от других, но даже от самих себя. Она, откровенно рассказывая про себя, вынуждает и их увидеть всё это же в себе. Она — молодец, она смелая и искренняя, и люди тянутся к ней на эту искренность и смелость».

«Тоже мне, Жанна Д’Арк нашлась!» — фыркает мужской голос. — «Лучше б делом занялась, бизнес бы открыла какой-нибудь что ли!»

«Это не любовь!», «Надо уметь контролировать себя и управлять собой», «Что за ерунду ты вообще делаешь и пишешь?», «Приходи ко мне на консультацию, я тебя спасу», «Современная женщина должна быть другой!», «Страдание — зло, учись радоваться!», «Страдание — благо, через него происходит развитие!», «Хорошие девочки так себя не ведут!», «Нафига ты вообще родилась девочкой?!» — целый хор чужих голосов галдит и кружит вокруг.

Девочка сидит, равнодушно глядя в окно и ожидает, чем закончится этот суд. Иногда побеждают обвиняющие голоса, и она, опустошенная чувством собственной некчёмности, ложится, свернувшись калачиком на кровать и, уставившись в стену, тихонечко молится о смерти. Иногда побеждает тот голос, что встал на её защиту. «Никого не слушай, доверяй своему сердцу, делай так, как тебе нравится, радуйся, кайфуй, наслаждайся жизнью», — он берёт её за руку и выводит на свет из полумрачной душной комнаты. Она расслабляется, расцветает, улыбается ему, себе и миру, наполняясь жизнью и вдохновением. И тогда, откуда ни возьмись, вдруг просыпается тихая упрямица, которая, сжав кулачки, говорит: «Это МОЯ жизнь! И только мне самой решать, как её жить. Замолчите ВСЕ — я разберусь без вас!»

Я читаю свои собственные книги так, как будто они чужие. Наверное, потому, что они написаны словно не мной, словно надиктованы мне с какого-то другого уровня сознания, до которого я ещё не доросла. Я читаю их словно учебники, каждый раз обнаруживаю массу нового и удивляюсь, как я этого не заметила раньше. Каждое прикосновение к ним запускает хор внутренних голосов. Каждая прочитанная страница снова выводит меня на путь СЕБЯ НАСТОЯЩЕЙ, свободной от масок и матричных программ.

Я готовлюсь к своему завтрашнему писательскому марафону — я же тоже пишу эти три недели вместе с другими участниками. Я ещё не начала писать, а эти, которые внутри, уже встрепенулись, ожили и начали свой изнуряющий спор.

А о чём разговаривают с вами голоса в вашей голове?…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *